Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Реклама
южная завезда
Главная Кроме того Судьба братьев из селения Дуранги

Судьба братьев из селения Дуранги

14 февраля 2013 года
Судьба братьев из селения Дуранги

В небольшом аварском селении с даргинским названием Дуранги, расположенном в двух десятках километров от Буйнакска, в семье ремесленника Сапиюллы Кадиева и домохозяйки Патимат родились трое сыновей - Тагир, Джамалутдин и Абдурахман.

У старшего сына Тагира - короткая биография. После учебы в сельской школе он окончил Тбилисский кадетский корпус, служил поручиком в российской армии и был убит сослуживцем в результате разрешения личного конфликта. Это произошло в бывшей столице Дагестана - Темирхан-Шуре.

В это время второй брат, Джамалутдин, учился тоже в Тбилисском кадетском корпусе. Затем, по одной версии, - в результате кровной мести за убитого старшего брата, по другой - являясь ординарцем деникинского генерала Эрдели, поручик Джамалутдин Кадиев оказался в Стамбуле.

Дальнейшая жизнь Джамалутдина Кадиева прослежена и работниками советской службы государственной безопасности. В частности, в г. Стамбуле Джамалутдин познакомился с крупным богачом - фабрикантом Мехметом, который принял его на работу в качестве экспедитора своей мебельной фабрики, женил на своей дочери, подарил молодоженам крупный промтоварный магазин, сделал зятя хозяином стамбульской газеты «Джумхуриет» («Республика»), и соответственно новому социальному статусу Джамалутдин превратился в Джамал-бея.

И этот Джамал-бей в 1924 году был переводчиком при встрече народного комиссара военно-морских сил СССР К.Е.Ворошилова с первым Президентом Турецкой республики Мустафой Кемаль-Пашой Ататюрком. В 1932 году Джамал-бей в качестве журналиста приезжал в Москву, он не примыкал ни к каким зарубежным антисоветским организациям и всегда вел себя лояльно по отношению к советской власти.

Более драматично сложилась судьба у третьего, младшего брата – Абдурахмана. Рожденный в 1904 году и учившийся в сельской школе, он в первые же послереволюционные годы вступил в комсомол. Работал секретарем Андийского, Дженгутайского, Самурского окружных комитетов комсомола, заведующим отделом Дагестанского областного комитета ЛКСМ. В 1922 году, в 18-летнем возрасте в качестве поощрения за активную комсомольскую работу был направлен в Москву на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока (КУТВ).

По его успешном окончании в 1925 году Абдурахман был направлен на работу в Хасавюртовский окружной комитет Коммунистической партии, в котором занимал должности заведующего пропагандистским и организационным отделами. В 22-летнем возрасте он несколько месяцев даже возглавлял Окркомитет, активно занимаясь политической и хозяйственной деятельностью. В частности, он много усилий приложил к строительству цементного и кирпично-черепичного предприятий, в развитие производства солода - основы пивоваренного дела, которым в те годы в основном занимались этнические немцы, проживавшие в Хасавюртовском округе. В 1925 году по инициативе Абдурахмана решением окружкома партии Хасавюрт из слободы был преобразован в город, хотя государственное оформление этого акта состоялось лишь через 6 лет, в 1931 году.

Нельзя не сказать несколько слов и о личной жизни Абдурахмана Кадиева в период его работы в Хасавюрте. Ближайшими коллегами и друзьями аварца по национальности Абдурахмана были кумык из г. Буйнакска Хайрулла Ибрагимов и хасавюртовский чеченец Ибрагим Умаев. Эта «интернациональная бригада» помогла Абдурахману жениться на молоденькой кумыкско-чеченской девушке по имени Сапият, дочери бывшего купца-мануфактуриста.

Опыт партийно-хозяйственной работы Абдурахмана Кадиева в Хасавюрте вскоре был востребован для работы в республиканских органах власти и управления. Его переводят в Махачкалу, где он работает заведующим орготделом Дагобкома комсомола, затем ответственным инструктором Дагобкома партии, старшим инспектором и заместителем народного комиссара рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). Работая с 1927 по 1931 год на этих должностях, А.С. Кадиев много времени и внимания уделял инспекторской деятельности в горных районах Дагестана, в частности, обществу «Долой неграмотность».

Важной вехой деятельности Абдурахмана Кадиева стало время его работы в 1931-32 годах Народным комиссаром просвещения Дагестана.

В 1930 году в нашей республике функционировали сотни общеобразовательных школ, в которых обучались 45 тысяч учащихся. Это в семь раз больше, чем до революции 1917 года. 25 июля 1930 года ЦК ВКП(б) принял Постановление «О всеобщем обязательном начальном образовании», реализуя которое в Дагестане предстояло увеличивать количество и улучшать качество учащейся молодежи.

К тому же в октябре 1931 года Дагобком партии принял Постановление о ликвидации безграмотности и малограмотности всех дагестанцев от 8 до 45 лет. Для реализации этого Постановления создается Центральный штаб из руководителей партии и правительства республики, а вся оперативная работа по организации и проведению «культштурма» возлагается на одного из членов этого штаба – 27-летнего Абдурахмана Кадиева.

В конкретной работе по реализации постановления партии, конечно же, были и успехи, и ошибки. Строительство и ремонт школ, подсобных помещений, материально-технической базы для учебного процесса, подготовка, переподготовка и распределение 10 тысяч учителей-культармейцев, преодоление сопротивления классовых и религиозных противников светского образования для взрослых - все это требовало огромных материальных средств и максимального напряжения сил организаторов и руководителей образовательной и культурной революции в Дагестане. «Абдурахман Кадиев, - писал А.Джамалутдинов в 1960-х годах в «Дагестанской правде,- как нам показалось, был грамотным и энергичным министром. Он так горячо и убедительно призвал нас помочь дагестанцам в ликвидации безграмотности и малограмотности, что мы сразу проявили готовность идти на любые жертвы». Сегодня кажется невероятным, что в 1931 году в Дагестане были работники госучреждений, студенты и другие энтузиасты, для которых обычная призывная речь руководителя сферы образования имела столь существенное значение.

К началу 1930 годов в Дагестане объективно созрела потребность в подготовке высококвалифицированных педагогических кадров, в открытии высшего учебного заведения.

Дагестанский обком партии для решения всех вопросов, связанных с созданием и организацией первого дагестанского вуза, образовал комиссию, которую по должности возглавил А.С. Кадиев. В нее были включены его заместитель, крупнейший просветитель молодежи Дагестана тех лет Саид Омаров, и бывший секретарь обкома комсомола Абдул-Джамал Мехтиханов, жизнь которого, к сожалению, оборвалась на полях сражений Великой Отечественной войны.

Большой вклад в создание педагогического вуза, который сначала назывался «агропедагогическим», потом просто «педагогическим», а с 1957 года - ДГУ - внес его первый директор Д.Г. Шанавазов.

А.С. Кадиев срочно перечислил из бюджета своего Наркомата 25 тысяч рублей для приобретения будущему вузу необходимого хозяйственного и учебного оборудования. Он активно участвовал в отборе 10 преподавателей, в приеме на учебу первых 75 студентов, собственноручно написал воззвание к народам Дагестана по поводу открытия к 14 годовщине Октябрьской революции первого в республике высшего учебного заведения. В том же 1931 году А.С. Кадиев был назначен заместителем председателя Совнаркома ДАССР Дж. Коркмасова и ему было поручено возглавить строительство учебного корпуса, общежития и подсобных помещений для «агропединститута».

В 1932 году по рекомендации Наркома тяжпрома СССР Серго Орджоникидзе А.С. Кадиев был направлен работать заместителем директора завода «Двигатель» по строительству. В этой должности он проработал меньше одного года и был направлен в Москву представителем Дагестана во Всесоюзном Центральном исполнительном комитете (ВЦИКе).

С 26 апреля 1934 года по 18 июля 1935 года Абдурахман Кадиев работал Председателем Махачкалинского Горсовета. Однако в это время начались гонения на него, и он был вынужден покинуть Дагестан. Абдурахману Кадиеву, чтобы избежать репрессий, пришлось выехать из республики. В Пятигорске он стал ответсекретарем оргбюро Северо-Кавказского Крайисполкома. Затем выехал в Грозный и начал работать заведующим производством артели «11 годовщина Октября». Там же его арестовали органы НКВД.

20 декабря 1939 года военный трибунал Северо-Кавказского военного округа в Махачкале на своем закрытом судебном заседании приговорил Абдурахмана Сапиюллаевича Кадиева к расстрелу с конфискацией лично принадлежащего ему имущества.

После обжалования этого приговора в кассационном порядке высшая мера была заменена 10 годами политических лагерей. Абдурахман Кадиев был этапирован на берега Тихого океана, где в поселке Верхний Дебин Магаданской области 22 декабря 1942 года в 41-летнем возрасте умер от «упадка сердечной деятельности». Этот диагноз, как известно, указывали в документах большинства политических заключенных в СССР.

Определением от 16 июня 1956 года Военная коллегия Верховного суда СССР пересмотрела все приговоры, вынесенные А.С. Кадиеву, отменила их из-за отсутствия состава преступления, и он был посмертно полностью реабилитирован.

Через много лет сын Абдурахмана Кадиева получил малоутешительный документ из Военной коллегии Верховного суда СССР, в котором признается, что в 1937-39 годы работники Народного комиссариата внутренних дел Дагестана занимались фальсификацией следственных дел и применяли методы физического воздействия к подследственным. «При таких обстоятельствах, - говорится в документе, - следует признать, что Кадиев осужден необоснованно».

Х.С. Тесаева, кандидат филос. наук

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью