Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       
Реклама
южная завезда
Главная Культура и искусство Ювелирное искусство народов Дагестана

Ювелирное искусство народов Дагестана

7 февраля 2013 года

Ювелирное искусство Дагестана всегда отличалось самобытностью и высокими художественными достоинствами. Работу народных мастеров Страны гор европейские путешественники нередко сравнивали с произведениями немецких и итальянских ювелиров средневековья, мастеров Оружейной палаты Московского Кремля XVII в. Недаром произведения, созданные дагестанскими златокузнецами, хранятся во многих музеях нашей страны и за рубежом.

Многие ювелирные украшения, являясь неотъемлемой частью традиционного женского костюма, своими корнями уходят в глубокую древность и имеют в Дагестане не столько декоративное значение, сколь охранное, даже – магическое. Именно в изделиях из серебра, бытующих как в повседневной, так и в праздничной жизни народа, с их богатством форм наиболее полно раскрываются художественные функции народного искусства, его глубокая духовная сущность.

Наиболее ранние образцы дошедших до нас украшений (свадебные браслеты, кольца, подвески) датируются XVII – XVIII в, большая же часть изделий представляет конец XIX - начало XX веков.

В целом дагестанское ювелирное искусство - явление крайне пестрое и разнообразное. Это обусловлено этнической дробностью Дагестана, а следовательно, разнообразием традиционного женского костюма и наличием множества центров изготовления ювелирных изделий, что породило большое количество художественных школ.

Дагестанские мастера использовали практически все ювелирные техники, причем большинство из них имеют местное и очень древнее происхождение (литье, штамп, ковка, зернь, гравировка). Другие техники (насечка, чернение) появились позднее, а некоторые (эмаль, филигрань) пришли из России лишь в конце 19в. Нередко украшения декорировались драгоценными и полудрагоценными камнями (альмандинами, бирюзой, сердоликом, кораллами, гелиотропом).

По способу ношения все украшения можно разделить на съемные (кубачинцы, лезгины, кумыки) и нашивные (аварцы, лакцы, даргинцы), что связано с особенностями национального костюма, формировавшегося в течение веков и отражающего духовные и эстетические воззрения народа.

Замкнутая жизнь горской женщины обусловила традиционность и устойчивость женского костюма вообще и украшений в частности. Эпохой бронзы датируются многочисленные женские украшения (головные булавки, бляхи, подвески, пряжки, витые браслеты), найденные археологами по всему Дагестану и которые с поразительной устойчивостью, хотя и несколько модифицированные, сохранились в традиционном женском костюме вплоть до начала XX в.

В глубокую древность уходит и сама традиция нашивать серебряные украшения на свадебное платье невесты, они имеют охранное значение и связаны с широко распространенным на Кавказе культом металла. Особое магическое значение придавалось серебру и даже простому железу, но не золоту, которое, по поверьям, могло повредить родам. Готовить же пищу, месить тесто надо было, обязательно имея на руке металлическое кольцо.

Уже в средневековом Дагестане существовало несколько крупных центров металлообработки, специализирующихся в основном на изготовлении художественного оружия и медной бытовой утвари (Кубачи, Гоцатль, Кази-Кумух). Здесь же изготовляли и женские украшения. Однако во многих других селениях имел два-три мастера, занимавшихся ювелирным делом в свободное от полевых работ время, которые выполняли заказы женщин своего и близлежащих сел.

В ювелирном искусстве аварцев, живущих территориально наиболее изолированно и последними принявших ислам, больше сохранилось архаических черт, преобладание в орнаментике солярных знаков, охранных символов, стилизованных изображений коней, птиц, рук, что вместе с наиболее распространенными техниками гравировки и черни придавало украшениям особую строгость и монументальность. Иногда в браслетах, кольцах использовались вставки из натуральных камней (сердолик, кораллы) и цветное стекло.

Аварские украшения великолепно смотрелись на простом цельнокроеном платье-рубахе, подол, швы и рукава которого обшивались рядами монет и подвесок и играли не столько декоративную, сколь защитную роль. Ругуджинская невеста надевала на себя в день свадьбы около шести килограммов серебра. Подвижный слой металла скрывал фигуру девушки, придавал ей особую монументальность и величественность. Главная функция серебряных украшений здесь - защитить, скрыть от сглаза, злых духов. Эта традиция прослеживается в женском костюме и других горских народов, в частности, у лакцев, даргинцев.

Даргинские украшения отличаются особой массивностью. Это толстые, сложного плетения, почти негнущиеся налобные цепи, тяжелые крученые браслеты, по форме идентичные бронзовым браслетам, обнаруженным археологами на территории нагорного Дагестана, амулетницы, пришиваемые к платью иногда по несколько штук.

Ювелирные же украшения женщин Южного Дагестана (лезгинок, табасаранок, агулок, закатальских аварок) отличаются декоративной насыщенностью, обилием цветных вставок, причем чаще использовались не натуральные камни, а граненое стекло и паста. В украшениях южных дагестанок использовалось также множество монет, подвесок, мелких деталей, часто связанных с символикой ислама (шатры, "огурцы", полумесяцы, звезды), что свидетельствует о явном влиянии соседних регионов, в частности, мусульманского искусства стран Переднего Востока и Азербайджана.

Очень отличаются от украшений других горянок традиционные украшения кубачинок - свадебные браслеты и кольца, нагрудные украшения "тавка", амулетницы, платочные цепи, отмеченные самобытностью и высокой ювелирной техникой. На них мы никогда не встретим растительного черневого орнамента. Это крупные, усыпанные альмандинами и бирюзой, а также натуральной зернью изделия, отличающиеся особой массивностью, скульптурностью, богатой пластикой. Свадебные браслеты одевались один раз в жизни и переходили от матери к дочери. Кроме того, кубачинцы выполняли на заказ множество украшений для аварок, даргинок, кумычек и даже ногаек, используя технику гравировки, черни, филиграни, эмали, нехарактерные для их собственной традиции.

Кумыкский женский костюм и украшения к нему во многом схожи с одеждой северокавказских народов - черкесов, кабардинцев, осетин. Кумычки носили "къабалай" - отрезное в талии платье с широкой юбкой, двойными рукавами и глубоким вырезом на груди, в который пришивался бархатный нагрудник с серебряными пряжками, украшенными филигранью, эмалью, позолотой, насечкой и другими ювелирными приемами. Носился такой наряд с узким позолоченным поясом филигранной работы, подчеркивая стройность и изящество фигуры.

Во многом отличаются от других дагестанских народов костюм и ювелирные украшения ногайских женщин, ведущих до начала XX в. кочевой образ жизни, что во многом определило их хозяйственно-бытовой уклад и особенности мировоззрения. В их обычаях и культуре много сходного с народами Средней Азии (казахами, туркменами, каракалпаками), что свидетельствует об их общем этногенетическом корне. В отличие от ювелирных изделий горских народов, на ногайских украшениях меньше черневого декора и больше свободного поля; они не перенасыщены орнаментально, но в этом аскетизме есть особая изысканность, подчеркиваемая крупными вставками из сердолика.

У ногайцев существуют украшения, не встречающиеся у других дагестанских народов. Это украшения для кос (горские женщины прятали волосы под специальный головной убор - чохто) и носовые серьги.

В конце 19 в., после присоединения Дагестана к России и вовлечения его в круг капиталистических отношений, начинается массовый отход дагестанских мастеров в города и селения Закавказья, Северного Кавказа, Юга России. На ассортимент, форму и декор выпускаемой ими ювелирной продукции начинает влиять механизм моды. Наиболее популярным видом украшений в это время становятся серебряные филигранные пояса и пряжки т.н. северокавказского типа, а также нагрудные филигранные пряжки для кабалая - унифицированного кавказского типа платья.

О современном ювелирном искусстве в Стране гор мы беседуем с заместителем председателя Комитета по народным художественным промыслам Республики Дагестан Гамзатом Газимагомедовым.

- Гамзат Газимагомедович, как известно, в двадцатом веке ювелирное искусство Дагестана пережило немало испытаний. Были и падения, и взлеты, обусловленные многими факторами экономического и социального развития страны в первую очередь. К чему мы пришли к началу нового тысячелетия и как будет развиваться эта отрасль в новом Дагестане?
- Действительно, наши ювелиры прошли через серьезные испытания. Через единоличие, когда в разных аулах было по одному – два мастера, к артелям, затем художественным комбинатом уже в 50-х – 60-х годах. Потом – вновь определенного рода застой вплоть до конца века, резкий спад производства. Одно время мы думали, что потеряли ювелирное дело навсегда. И вновь это удел только одиночек.

Серьезные изменения в социально-экономической сфере в стране вызвали необходимость по-новому взглянуть на будущее ювелирного производства. Большого труда стоило сохранить его в современных условиях, что было совсем непросто. Теперь разработана и начала реализовываться Республиканская целевая программа развития народных художественных промыслов на 2011-2016 годы, где значительное место уделено сохранению и дальнейшему развитию ювелирного производства.

Сегодня в Дагестане есть два ювелирно-художественных комбината – в Кубачи и Гоцатле, успешно действуют более 40 частных предприятий, причем их число выросло за последние 5 лет в 2-3 раза. В ювелирной отрасли в 2012 году переработано свыше 14600 килограммов серебра, произведено продукции разного рода на сумму свыше 769 миллионов рублей. Следовательно, уже сегодня можно с уверенностью сказать , что кризис успешно преодолен.

 В ювелирных центрах, прежде всего в Кубачи и Гоцатле, трудятся превосходные мастера, уверенно продолжившие традиции родных аулов, одновременно новаторски развивающиеся. В последние годы ярко засверкали имена интереснейших ювелиров – Курбана Алмасова, Абдуллы Шахаева, Гаджимусы Кишева, Саида Акаева, других самобытных авторов. Продолжают плодотворно трудиться опытные Магомед Джамалутдинов, Магомед Гаджимагомедов, Гаджиомар Изабакаров, Магомедрасул и Гимбат Гимбатовы, многие из работ которых отмечены дипломами лауреатов престижнейших государственных премий. Почти все эти ювелиры – продолжатели дела своих прославленных кубачинских и гоцатлинских династий, славу которых начали закладывать их деды, прадеды.

В то же время приходится все время держать в поле зрения нарождающееся новое поколение ювелиров. Сегодня их готовят в Дагестанском художественном колледже, в ДГПУ, расширяет свою деятельность недавно созданный нашим Комитетом Центр народных художественных промыслов, при котором будут действовать специализированные мастерские.

- В последнее время в Дагестане, особенно в его столице, возникли мощные ювелирные рынки, где торгуют всевозможными золотыми и серебряными изделиями, инкрустациями с драгоценными камнями. Насколько высоко их качество?

- Это оценить однозначно не представляется возможным. Большинство этих товаров, на мой взгляд, сомнительного происхождения, без соответствующей апробации или вовсе без проб. Чаще это товары из Турции или Юго-Восточной Азии. Художественная ценность, как правило, невысока. В ювелирном изделии его вес - не основное. Порой достоинства работы - в изяществе, тщательности исполнения, в подлинном мастерстве и оригинальности, во множестве других компонентов, что представляет истинную уникальность, восхищающую нас.

Ювелирное дело сопровождает человечество с незапамятных времен, и оно постоянно в развитии, как развивается само человечество.

Андрей Шмонин

 

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью