Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Реклама
южная завезда
Главная Общество Если народ хранит свои традиции

Если народ хранит свои традиции

27 сентября 2012 года
Если народ хранит свои традиции

ТАНУСИ

Название Тануси происходит от «Тад-нуси»: «тад» - верхний, «нуси» - название этой местности (может быть, связанное с титулом «нуцал»).

У въезда  в Тануси находился  большой камень треугольной формы с отверстием. По рассказам местных жителей, это подпятник каменных ворот, су¬ществовавших во времена легендарного доисламского правителя Аварии — Сураката. Таких ворот было трое. Все они вели в замок, который существовал на месте нынешнего Тануси и был резиденцией Сураката.

В Суракатской крепости в Тануси не было своего источника, и вода доставлялась туда из родников мест¬ности Гортльнуси посредством какого-то устройства. Тем не менее, укрепление это было многолюдно: по преда¬нию, по сигналу тревоги выступал конный отряд, где только на конях белой масти было сто всадников.

Согласно легенде, от ворот замка Тануси до сторо¬жевого поста на горе Акара (перед Хунзахом) была на¬тянута железная цепь. Если с поста в замок или обратно надо было передать сигнал, сообщение или вызов, цепь быстро натягивалась (у обоих ее концов дежурили лю¬ди). Это служило сигналом для дежурившего у проти¬воположного конца цепи.
Подданные Сураката, жившие в окрестностях его ре¬зиденции, были христианами, язычниками или иудеями. Жители  Тануси были   христианами.

Еще одно танусинское предание: то ли во времена Сураката, то ли позже хунзахцы воевали с андийцами. Один из хунзахских ханов, Ахса Гимин, никак не мог подобраться к с. Гагатль в верхней части андийской котловины. Тогда он решил вечером в одиночку проб¬раться в селение. Заметив огонь в одном из домов, Ахса Гимин направился туда. В доме жила некая вдова. Она угостила «путника» кашей: он, вероятно, внушил ей до¬верие. А когда Ахса Гимин спросил, где находится более удобный подход к Гагатлю, вдова сама проводила его и показала это место.

Отряд хана ворвался в Гагатль. Андийцы не ждали врагов с этой стороны: их воины спокойно спали на по¬ляне. Все они были перебиты людьми Ахса Гимина, ко¬торый таким образом завладел Гагатлем.

Гибель величия Тануси здешние предания связывают с проникновением во владения Сураката арабов. Аварцы оказывали пришельцам упорное сопротивление, и по¬пытки арабов захватить Тануси оканчивались ничем.

Тогда арабы прибегли к хитрости. Перед боем они приготовили отравленную пищу и разложили ее в своем лагере. Завязав бой с войском Сураката, арабы притвор¬но обратились в бегство, бросив лагерь. Воины Сура¬ката, увидев готовую к употреблению пищу, не удержа¬лись от соблазна подкрепиться. Большинство из них умерли. Силы аварцев резко уменьшились, и арабы смогли захватить Тануси — столицу Сураката.

Данная легенда опять-таки основана на «бродячем сюжете»: ее можно услышать и в других местах Даге¬стана. Маловероятно, что она излагает исторический факт: скорее, здесь отражена народная оценка арабских завоевателей как противника опасного не столько си¬лой, сколько коварством.

Из рассказов о последних доисламских ханах Аварии стало известно, что сына Сураката звали Баяр-Абасом. Когда арабы одолели Аварию, он бежал в Гру¬зию, набрал там войско, напал на арабов и истребил их. Так с переменным успехом борьба длилась в течение сорока лет, пока мусульмане в конце концов не взяли верх. В это время прекратила свое существование дина¬стия Сураката на аварском престоле.

Что касается Тануси, то здесь при введении ислама применялось принуждение, что побудило многих жите¬лей покинуть столицу, и с тех пор она навсегда превра¬тилась в обычный маленький аул.

Тануси, впрочем, продолжал принимать участие в политической жизни ханства. По преданию, танусинские нукеры считались лучшими у аварского хана. Поз¬же они служили наибу Шамиля - Магоме.

В сословном отношении жители Тануси делились на узденей, лагов и людей из ханского рода. Между про¬чим, среди тухумов Тануси уцелели прямые потомки Су¬раката— тухумы Кудияв-Малачила и Кулалчаги. Одна¬ко они  не были достаточно влиятельными.

Между жителями Тануси и унцукульцами порой про¬исходили стычки из-за земли. По этой причине танусинцы выставляли дозорных на холме Сигнала «Ахул Кин-са», на горе Арак-меэр. Оттуда дозорные подавали знак в случае угрозы со стороны унцукульцев. Кстати, в од¬ной из таких стычек был ранен Гамзат-бек.

Впрочем, для Тануси более опасным оказались дру¬гие враги: при царе, наряду со взиманием «солдатского налога», у танусинцев была отобрана часть земель и пе¬редана потомкам аварского хана, находившимся на го¬сударственной   службе.

В Тануси сохранились традиционные общинные фор¬мы управления: исполнительная власть находилась в ру¬ках бегаула, при нем были трое - чухби, дибир и магуш. Названные лица, кроме последнего, имели печати, счи¬тавшиеся должностными атрибутами. В случае спора стороны договаривались о способе его решения: если по адату, то шли к чухби, если по шариату - к дибиру. В важных случаях созывались сельские собрания, о месте и времени проведения которых оповещал магуш. Участниками этих собраний могли быть все мужчины ау¬ла, женщины не принимали в них участия. Каждый участ¬ник имел равное право голоса, но при этом большим ве¬сом обладали   голоса   стариков.

Любопытны некоторые адаты Тануси. Так, в случае, если умирал молодой человек, танусинцы не въезжали в аул верхом, а входили только пешком.

Если жена уходила от мужа, то чухби возвращали ее обратно до формального расторжения брака, инициа¬тором которого имел право быть только муж.

ХАРАХИ

Два предания о происхожде¬нии с. Харахи.

Вот первое из них. Раньше с. Харахи называлось «Квекада». По соседству в местности Изулалинал был другой аул. Между аулами существовала вражда из-за полей и пастбищных земель. Эта вражда еще более обострилась после того, как жители Изулалинала при¬няли ислам: теперь они рассматривали соседей как языч¬ников, к которым единственно правильным отношением со своей стороны считали войну, и были убеждены, что между ними невозможны никакие формы соглашений. Борьба между соседними аулами длилась очень долго, и изнуренные квекадинцы, наконец, решили одолеть врага хитростью. Они направили по дороге, проходящей мимо аула Изулалинал, своего посланца с ослом, навь¬юченным мешками с орехами. Когда посланец проходил по местности Изулалинал, орехи якобы нечаянно рас¬сыпались и покатились по склонам. Наблюдавшие за путником изулалинальцы не выдержали и бросились со¬бирать орехи. Этого только и ждали квекадинцы, нахо¬дившиеся в засаде. Они ринулись в опустевший Изула¬линал и захватили его. С того времени с. Харахи владе¬ет землями, на которых оно расположено.

Согласно другому преданию, прежде вместо с. Харахи тоже было два небольших поселения в местностях Койкада и Шулатута, а  на месте нынешнего с. Харахи были небольшие хутора.

Эти аулы, по преданию, враждовали между собой, койкадинцы нападали на шулатутинцев, но не могли их одолеть. Наконец, койкадинцы решили применить хитрость: рассыпали со скалы яблоки. Шулатутинцы бросились собирать их. Тут-то койкадинцы и напали на шулатутинцев и одолели их. После этого оба аула были объединены в один. Это и есть современный Харахи.

Как видно, в основе обеих легенд лежит один и тот же сюжет (обман врага с помощью рассыпаемой «при¬манки»), который можно встретить также в фольклоре других частей Дагестана.

Харахинцы не считали се¬бя подданными хунзахских ханов, но ханы не прекращали попыток подчинить себе Харахи. В результате жизнь харахинцев в период существования ханства бы¬ла очень неспокойной: за пределы селения люди вынуж¬дены были выходить вооруженными. Хан и его люди не оставляли аул в покое: захватывали быков, лошадей.
И Харахи, и Орота, и другие мушулинские аулы про¬тивостояли ханским притязаниям. Все эти аулы объеди¬нились в Нака-Хнндал. Нака-хиндальцы называли хунзахцев «маарулал», причем это название сохранилось за ними поныне, хотя ослабел его первоначальный смысл чего-то противостоящего — Нака-Хиндалал.

В связи с такой расстановкой сил любопытно быто¬вание в Харахи легенды, связанной с войной между аварским ханом и с. Орота. В Харахи до сих пор мух, роящихся над мусором, называют «хундрил тут» — бук¬вально «хунзахские мухи»: название появилось после поражения ханского войска под Оротой, когда был убит и военачальник Иса.

Несмотря ни на что, харахинцы все же были обло¬жены магалой в пользу хунзахских ханов. Магала эта считалась платой за пользование харахинцами пастби¬щем около Тукита и сенокосами в местности Хартли.

Хан сумел захватить также принадлежавшие им плодо¬родные земли «Теледа наха» между Харахи и Тлайлухом. Эти земли потом перешли в руки Чупановых, а за¬тем— Алиханова и Карашиева.

Население Харахи произошло от трех тухумов. Оно делилось на узденей и лагов (последние составляли меньшинство). Постоянная исполнительная власть в Ха¬рахи находилась в руках бегаула, при котором было три чухби. Функции их совпадали с функциями аналогичных должностных лиц в других селениях Аварии. Отличие было лишь в том, что каждый харахинский чухби имел своего исполнителя («эл»).

Интересны некоторые харахинские адаты. Например, при появлении всходов мужчинам не разрешалось ходить на поля. Считалось, что мужчина может «сглазить» урожай. Поэтому в поле в это время могли быть только женщины.

Своеобразный обычай был связан у харахинцев с праздником первой борозды («Оцбаем»). Устройство праздника официально поручалось джамаатом одному лицу. Однако если у кого-либо в этот день рождался сын, то новоявленный отец также должен был участво¬вать в организации празднования «Оцбая».

Наибом над харахинцами при Шамиле был Маго¬мед-Амин из Харахи. Он чинил много насилий над сель¬чанами. Шамиль сместил его и на его место назначил Шейх-ул-ислама из с. Орота. Последний был учителем сына шамилевского казначея Хаджияу Оротинского. Муфтием в Харахи был Дибир-Дада. В Харахи в доме наиба Магомед-Амина несколько месяцев жил в качест¬ве муталима сын Шамиля Магомед-Шафи.

ГОНОХ

Название аула обусловлено его расположением: он лежит между двумя возвышенностями (по-аварски — «гoxl»), отсюда Гонох («Гъонохь»).

На возвышенности «Хабал гoxl» когда-то была кре¬пость, которую соорудили немусульмане. Сохранилось и доисламское кладбище. Бытует легенда, что на этом кладбище вблизи остатков крепости некогда нашли зо¬лотой   серп   и   железный   меч.

По какой-то причине крепость была оставлена, и обитатели ее перебрались в поселение, которое они основали близ места нынешнего  Гоноха.

Есть предположения, что люди эти были то ли грузинами, то ли евреями. Во всяком случае, при разборе стен в этих развалинах был найден обломок плиты из мягкого белого камня с надписью, сделанной неизвестным алфавитом.

Кроме того, рассказывают, что в этих развалинах находили кувшины и якобы один из них был с монетами и золотом. Нашли также кольца, браслеты, серьги и кресты.

Жители Гоноха делились на узденей и лагов. В свое время они платили хану магалу. Между жителями Го¬ноха и Ободы в прошлом происходили ссоры из-за паст¬бища «Бахьинлъар».

БАТЛАИЧ

По преданию, до ислама в Батлаиче жили грузины, исповедо¬вавшие христианство. Аул входил в хунзахское владение.
Где именно располагалось селение в то время - в точности неизвестно. Между прочим, были найдены кувшин с человеческими черепами и кре¬сты. Возможно, там был прежний Батлаич. Батлаич, как и другие аулы, оказал упорное сопро¬тивление исламу и, по преданию, боролся против арабов в течение двенадцати лет. Наконец, после жестоких боев арабы захватили Батлаич, перебили половину жителей и подчинили оставшихся своему ставленнику Амир-Ахмеду. Между тем на горе Акару-меэр все еще держался сын Сураката. Через год аварцы восстали против ара¬бов, и житель Батлаича из рода Кизамил-Омар убил Амир-Ахмеда в местности Карчик, в четырех километрах от Батлаича. (Позже труп наместника был перевезен в Хунзах и похоронен в месте «Самилазул xlop».) Пос¬ле избавления от арабского наместника аварцы смогли вернуться к прежней жизни.

По преданию, когда арабы бились с батлаичцами, в арабский лагерь явился некий Нусил-бетер, руково¬дивший боем из с. Кудали. Он предложил Абумуслиму свои услуги с целью помочь завоевать Батлаич, но попросил за это права обложить батлаичцев данью: по мерке зерна с каждого двора. Абумуслим согласился, и Батлаич был захвачен. Дань же эта, по преданию, взималась   очень   долго.

Затем из-за права взимания   налога   с   батлаичцев шла борьба между аварским ханом и андийцами. В кон¬це концов, Батлаич подпал под влияние хана. Сельчане были обязаны участвовать в набегах и войнах, которые вел хан. Хатилав и Умарилав стояли во главе сельчан.

По-видимому, в этот период население Батлаича по своему происхождению было довольно пестрым, судя по названиям тухумов, среди которых были и «черкесы», и «цыгане», и «катаки», и «калчи» и др. Среди них, между прочим, был и тухум «Иваны» из Грузии.

Жители Батлаича делились на узденей и лагов, при¬чем число последних было необычайно большим. Глав¬ными занятиями батлаичцев были скотоводство и земле¬делие. Овцы здесь очень быстро прибавляли в весе; су¬ществовала даже пословица о том, что «батлаичское мясо   без   костей».

Ханы взимали магалу с Батлаича. Иногда эта магала сильно увеличивалась, тогда жители выражали резкий протест.
При рождении ханского сына полагалось делать по¬дарки как скотом, так и землей. Под этим предлогом хан вынудил батлаичцев «подарить» ему пастбища и се¬нокосы в местности Чина-меэр, где находятся развалины старого аула, а также пастбища и сенокосы «Т1адул xlap» в местности между Гиничутлем и Батлаичем.

Из Батлаича лаги ходили обрабатывать пахотные земли хана в местности Гьала и Ханасул кули, располо¬женные в трех километрах от Батлаича.

Влияние ханской власти чувствовалось в Батлаиче сильнее, чем во многих других аулах. Так, хан назначал здесь и бегаула и четырех чухи (местное название чухби). Основным юридическим кодексом в ауле были ханские законы.

Интересно, что, когда Хаджи-Мурад был в ссоре с Шамилем, он, намереваясь воевать против имама, соб¬рал около пятисот всадников с Аварского ханства имен¬но в Батлаиче.

Жители Батлаича были в основном в дружеских от¬ношениях с соседними обществами. Однако порой обо¬стрялись отношения с ахвахскими аулами (Тукита, Meстерух), а также с кородинцами, куядинцами и гидатлинцами. Причина таких обострений заключалась в том,, что, по мнению батлаичцев, эти общества пытались незаконно захватить батлаичские земли на горе Акару-меэр.

ОРОТА

По преданию, первыми поселенцами на месте Ороты были кабардинцы и черкесы.

Эта местность была в то время очень плодородной, и урожаи злаковых были столь велики, что приезжие люди постоянно видели здесь остроконечные верхушки больших копен. Такой верх копны называется «ари»,  отсюда— «Орота».

Постепенно в это плодородное место один за другим подселялись все новые люди. Вскоре им пришлось защищаться от хунзахских ханов, которые постоянно пытались включить Харахи и Ороту в пределы своих зе¬мель. Оба эти селения, а также ряд соседних, называв¬шиеся вместе Нака-Хиндалал, заключали время от вре¬мени между собой союзы для защиты от аварских ха¬нов. Примечательно, что в Ороте также отмечается противопоставление «хиндалалов» и «магарулал» (жите¬лей Хунзаха и близких к нему аулов).

Пока аул Орота сохранял свою независимость, вокруг него было до тридцати каменных башен, боевых и наб¬людательных. 
Борьба оротинцев с аварскими ханами шла с пере¬менным успехом. Иногда ханам удавалось взыскивать с оротинцев   магалу.

Интересно, что Умма-хан, по преданию, лично про¬верял качество зерна и проса, которым оротинцы плати¬ли ему по одной мерке с хозяйства. Делалось это таким образом: хан совал кисть руки в зерно, затем вынимал ее - если на руке оказывалась пыль, он не принимал такое зерно к уплате как некачественное и плохо про¬веянное.

Оротинцы постоянно отказывались от уплаты магалы, заключали союзы с другими хиндалалами, а также койсубулинскими аулами - Игали, Унцукулем и другими, которые помогали хиндалалам в борьбе с ханами. Ак¬тивная роль Ороты в этой борьбе подтверждается и на¬личием преданий об оротинцах - противниках хана и в других аулах Нака-Хиндалал. Вот еще одно предание, подтверждающее   это.

Аварский хан назначил сборщиком дани в Нака-Хин¬далал некоего цудахарца. Побыв некоторое время в этой должности, цудахарец пришел к выводу: любым путем необходимо заставить оротинцев исправно вносить ма¬галу, тогда и другие хиндалальские аулы будут вносить ее безропотно.

Однажды,   когда   оротинцы   в   очередной   раз   отказались от выплаты, хан поселил на их землях гацалухцев, которые позже образовали аул Хиндах.

Оротинцам временами приходилось участвовать в набегах хана. Пленным, принявшим ислам, они позво¬ляли селиться в ауле, остальных же возвращали их близким   за   выкуп.

По преданию, в первой половине прошлого века за власть в ауле боролись два влиятельных сельчанина: Дибир-Гаджи и Анчилав. Победил Анчилав. Дибир-Гаджи вынужден был бежать в Грузию. Там он обратился за помощью к царскому генералу. Так или иначе, но Дибир-Гаджи вместе с отрядами царских войск появил¬ся в родных краях. Этот отряд подступил к Ороте, раз¬громив по пути Харахи, и предложил оротинцам сдать¬ся. Они отказались. Тогда отряд разгромил и сжег Оро¬ту, а Дибир-Гаджи получил чин сотника.

Когда аул был занят войсками Шамиля, имам при¬казал расправиться с родственниками Дибир-Гаджи. Истинной причиной этой расправы было предательство их родича, которого они продолжали поддерживать, внешним же предлогом была объявлена якобы совер¬шенная ими кража кувшина из мечети. Когда Шамиль выходил из оротинской мечети, один из рода Дибир-Гаджи выстрелил в него, но промахнулся, и сам был убит мюридами имама. После этого случая Шамиль не появлялся больше в Ороте.

Во время гражданской войны оротинцы сражались на стороне большевиков.

ГОЦАТЛЬ

Когда Гоцатля еще не существовало, эта земля при¬надлежала кудалинцам. От гор Гоцо, находящихся поблизости, произошло название «Гоцатль», так назвали это место первопоселенцы — три семьи кровников, вы¬селенных сюда из с. Тинди по приказу Магомед-нуцала

По другим сведениям, тиндинцы поселились здесь несколько позже — в период войны с Надир-шахом. Од¬нако это предание, возможно, отражает лишь один из этапов освоения гоцатлинской территории: во вновь ос¬нованный аул постоянно подселялись выходцы из Шотода, Гидатля. В Гоцатле существует выражение, что этот аул   семь раз разрушался и семь раз отстраивался.

По местному преданию, именно в Гоцатле укрывался во времена Кавказской войны кахетинский царевич Александр.
Власть в Гоцатле принадлежала бекам, состоявшим в родстве с нуцалами, отсюда, видимо, и прозвище беков – «нуцалчи». Наиболее известен Алискендер-бек отец второго имама Дагестана — Гамзат-бека. Гамзат-бек относился к сословию чанков. В свое время Алискендер-бек был назиром (советником) нуцала. Однако впоследствии он поссорился с Умма-ханом, подозревая последнего в причастности к гибели своего брата. По этой причине Алискендер-бек вышел из подчинения аварским ханам и вступил с ними в от¬крытую вражду.

В Гоцатле жили нуцалчи (бек и его родственники), чанки, уздени, райяты и лаги. Здесь мы видим почти все ступени феодальной сословной лестницы.

Лаги и райяты жили преимущественно в Малом Гоцатле. Обе эти группы были лично зависимы от бека, но положение райятов было несколько лучше: им бек выделял надел, в то время как лаги совершенно ничего не имели.

Алискендер-бек оставил о себе память как о беке, постоянно покушавшемся на крестьянские земли.

Бекам в Гоцатле принадлежали пахотные земли «Ботлота» и лежащие за ними участки, а также пастби¬ща - всего десять-пятнадцать гектаров.

Гоцатлинские уздени также имели свои мюльки. Бе¬ки разными способами стремились присвоить их: например, бек посылал своего раба и приказывал ему поста¬вить кол на определенном участке узденя, потом начинал доказывать, что эта земля бекская. По преданию, однажды бек поступил так с участком узденя Халал-Магомеда. Обстоятельства сложились так, что пытаться реализовать мнимое бекское право пришлось сыну и наследнику Алискендера — Айдемир-хану. На его по¬пытку отобрать участок Халал-Магомед язвительно от¬ветил: «Я бы отдал тебе мою землю, но висящее здесь ружье не разрешает. Если ты будешь настаивать, мне придется с ним посоветоваться, а тебе поспорить. И, кроме того, мы не спросили согласия моего тухума». Это предание, с одной стороны - пример не только феодального произвола, но и крестьянского отпора, за¬щиты своих прав с оружием в руках, с другой стороны — пример тухумной взаимопомощи и остатков былой верховной собственности тухума на земли всех своих чле¬нов.

Другим методом феодального захвата земли в Гоцатле были попытки беков объявить участки того или иного из умерших гоцатлинцев своей собственностью, находившейся во временном владении покойного. Вообще в Гоцатле и соседних селениях о здешних нуцалчи говорили, что они не дали спокойно умереть ни одному гоцатлинцу: постоянно старались поссорить родствен¬ников покойного при дележе наследства, чтобы урвать при этом часть для себя, а также разными способами, но с этой же самой целью ссорили между собой сельчан.

Наконец, Алискендер-бек применял и такой способ захвата: под каким-нибудь предлогом запрещал узденю пахать определенный участок, убедившись предвари¬тельно, что земля на нем хорошая. Через некоторое время бек захватывал этот участок. Крестьянина же при попытке к сопротивлению сажали в яму.

Вновь прибывшие в Гоцатль, а также недавние вы¬ходцы из Тинди и других аулов были обязаны работать на бека шесть дней в году. Уклонявшихся бек насильно заставлял работать. Бек везде расставлял своих сторо¬жей, и те, если чья-либо скотина оказывалась на бекском участке, тотчас же резали ее.

Если у женщины из лагов рождался сын, бек прода¬вал его,   а   если  дочь — оставлял.

 

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью