Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Реклама
южная завезда
Главная Общество Если народ хранит свои традиции, то и традиции народ

Если народ хранит свои традиции, то и традиции народ

16 ноября 2012 года
Если народ хранит свои традиции, то и традиции народ

Кубачи

Говорить о Кубачах и легко, и трудно. Легко пото¬му, что Кубачи, пожалуй, — наиболее известное селе¬ние Дагестана, а изделия кубачинцев известны далеко за пределами республики и страны, конечно, известны они и читателю. Трудно же говорить о Кубачах и по¬тому, что об этом селении много написано учеными и журналистами, и потому, что культура и быт его очень своеобразны даже по дагестанским понятиям, и потому, наконец, что жизнь и искусство Кубачей не стоят на месте, а все время оказываются перед новы¬ми проблемами. У акушинцев оно именуется Арбучи, сиргинцы называ¬ют кубачинцев «ургабука». Сами кубачинцы называют себя «угбуг» («губители народа»). Это древнее прозвище кубачинцев появилось еще в те времена, когда предки их специализировались на изготовлении оружия, кольчуг и шлемов и снабжали ими все окрестные зем¬ли. Соседи называют их и по-другому: «пранг», «пранг-капур», т. е. «франки», имея в виду отходни¬чество кубачинцев в государства Запада и Востока.

О происхождении кубачинцев существует несколь¬ко легенд. Но суть всех их сводится к одному: куба¬чинцы являются переселенцами из других мест.

Нелепость подобных утверждений вполне очевид¬на. Кубачинцы — коренные жители Дагестана: ни по языку, ни по материальной, ни по духовной культуре их невозможно отделить от остального населения края. Культура их самобытна и своими корнями ухо¬дит в толщу родной дагестанской и общекавказской среды.

Название Кубачи село получило сравнительно не¬давно, всего несколько веков назад. Слово это означа¬ет «кольчужники». По преданию, с. Кара-Корейш тоже хотело получить это почетное название, но не смогло. Кубачинцы рассказывают, что их селение уже тогда имело больше прав на такое название.

Кубачи было образовано жителями семи неболь¬ших окрестных селений: Даца-Мажи, Дешлижила, Муглила, Анчи-Бачила, Куба-санила, Шахбана-махи, Бикай.

Раньше в ауле было пять огромных башен с толс¬тыми стенами, в которых постоянно нахо¬дился отряд из сорока юношей-воинов, «батырти», всег¬да готовых к бою, нападению. Круглые сутки ждали их оседланные лошади, готовые по первому сигналу броситься навстречу врагу. Состав этого отряда посто¬янно менялся, место отслуживших сейчас же занима¬ли новые батырти из кубачинских юношей.

Кроме того, в Кубачах была оборонительная стра¬жа — так называемые чинна. Чинна жили в башне в нижней части аула. Примечательно, что в селении была и дружина, разделенная на отряды с соответст¬вующими функциями: обороны и нападения. Дружи¬на эта содержалась не феодалом, а джамаатом, пол¬ностью им контролировалась и резко отличалась от феодальной организации. Система постоянной смены воинов в составе отряда препятствовала превращению военного дела в профессию и выделению верхушки во¬енного сословия, стоящего над рядовыми общинника¬ми. Сословные различия не существовали у кубачинцев вообще. В Кубачах никогда не было рабов.

Однажды каракорейшцы угнали табун кубачинских лошадей. Кубачинцы немедленно объявили тре¬вогу и выступили в поход на Каракорейш. Свой табун они отбили, однако в битве погибло сорок кубачинских юношей.

Каракорейшцы почему-то сочли себя обиженными и попросили талкана из с. Дибгалик быть посредни¬ком в споре между ними и кубачинцами. Тот согла¬сился, признал правоту кубачинцев и их право на требование возместить потери. Селение Кара-Корейш уступило кубачинцам    пастбищную гору Лимзла-бах.

В своих изделиях кубачинские мастера употребля¬ют несколько видов «накиша», т. е. орнамента: «тутта» (ветка, де¬рево), «мархарай» (заросли — орнамент в виде спира¬ли с головками), «тамгъа» (пятно), «мум» — вытянутая в виде пояса композиция. Существуют и другие: «москов накьиш» (московский орнамент), «гуржи накищ» (грузинский орнамент). Сперва на поверхности стали нарезался узор, затем по узору на¬кладывалось золото или серебро. В последнюю очередь изделие нагревали до получения темно-синего цвета, после чего его тут же опускали в воду. Золотой или серебряный узор хорошо смотрится на гладком тем¬но-синем (вороненом) фоне. Воронение не только укра¬шает металл, но и защищает его от коррозии,

Эмалевая работа издавна производилась в Кубачах. Применялась и перегородчатая эмаль, и наклад¬ка эмали на гравированную поверхность. Делалось это так же, как ныне накладывается чернь. При накладке эмали поверхность изделия остается совершенно глад¬кой, а блестящий цветной орнамент выгодно выделя¬ется на серебряном фоне.
В технике ажурной филиграни кубачинцы некогда создали свой стиль. Филигрань бы¬вает сквозная и накладная. Этим способом изготовля¬ются браслеты, серьги, брошки и    другие украшения. На гладкой поверхности слоновой кости или прос¬то обычной кости (на головках газырей, накладках оружия, бляшках ремней) вырезался узор, заполняв¬шийся затем золотом, серебром или другим метал¬лом.

Кубачи – уникальное селение, селение удивительных мастеров, талантливых, трудолюбивых людей. И это вызывает гордость у любого дагестанца.

Маджалис

Маджалис — районный центр Кайтагского рай¬она. В местных письменных источниках можно найти сведения, что основан он в 1588 г. кайтагским уцмием.

Возможно, однако, что эти сообщения источников относятся к моменту поселения в Маджалисе уцмия и превращению аула в третью по счету его резиденцию.

Освоение же данной местности людьми могло про¬изойти и раньше. Местное предание гласит, что первы¬ми поселенцами здесь были три брата — выходцы из с. Калкни (ныне Дахадаевского района). Старшего из них звали Алхасом. Из его потомства образовались родственные тухумы Завзановых, Исрапиловых и Шамхаловых.

Вторая тухумная группа пришла из с. Кища — от них пошли Гаджибамматовы и Алхиловы.

Третьими были выходцы из Каякента — тухум Такаевых.

Четвертый тухум переселился из Ахмедкента — это Чамсудиновы, Абдулатиповы.

Пятый тухум составили выходцы из Башлыкента — Атаналзаевы, Абдуразаковы, Салиховы.

Каждая из пяти тухумных групп селилась особо, но так как жили они в непосредственной близости, ча¬сто возникала необходимость обсуждать общие нуж¬ды. Это делал постоянно собиравшийся совет предста¬вителей тухумов, отсюда и название аула — «Мад¬жалис», что по-арабски означает «совещания».

При уцмии Ахмедхане тухумные поселения раз¬рослись, слившись в единый аул.

О степени достоверности этого предания трудно су¬дить, однако приходится отметить, что оно не содер¬жит ничего противоречащего сведениям письменных и иных источников.

Межигли

Межигли —  аул в Верхнем Кайтаге.

Раньше большинство сельчан были лагами уцмия-талкана. Они обязаны были выполнять для него поле¬вые работы, убирать урожай и молотить зерно.

В селении были и уздени, не обязанные работать на уцмия, но их было меньшинство.

Впрочем, когда должен был проехать участковый наиб, межиглинцев заранее оповещали, об этом и все они должны были заранее приводить в порядок дорогу и выходить навстречу.  Было время, когда лишь три    семьи в Межигли могли сводить концы с концами, т. е. жили на своем хлебе до следующего сезона. Остальные такой возможности не имели.

Жители Верхнего Кайтага — селений Баршамай, Карацан, Джибахни, Джавгат — называли жителей Нижнего Кайтага «хайдак». В свою очередь, те назы¬вали жителей Верхнего Кайтага «катаган», «ирчаму-ле», «шуркант».

Исторически Кайтаг делился на две части: Хайдак и Кара-Хайдак. В состав Хайдака входили общества Ицари, Шуркент, Каттагак, Ирчамул. Даргинцы для обозначения этой части Кайтага употребляют выраже¬ние «Чибах-Хайдак», т. е. Верхний Кайтаг. Кара-Кайтаг относился к Нижнему Кайтагу. Сюда входили земли плоскостных районов и земли, заселен¬ные теркемейцами.

Джигия

По преданию, однажды отправились представители кайтагских    и    табасаранских    обществ    на    выборы аварского хана. Им не препятствовали,    а хан даже счел это признанием своей власти в этих землях. Но когда в Кайтаг и Табасаран явились сборщики по¬датей от аварского хана, их прогнали, заявив при этом, что участие в выборах хана как раз и является пра¬вом людей свободных и таким образом не только не обязывает их платить подать, но, напротив, подтверж¬дает их свободу, и терять ее они не собираются.

В Джигия была Джума-мечеть,    куда по пятницам собиралось, кроме местных жителей, на¬селение трех ближайших аулов. Очевидно, Джигия было когда-то значительным селением.

Мужчины кайтагцы волжаг (или курты) - нечто вроде длинной куртки или короткого бешмета. Причем в Джигия было принято носить волжаг вна¬кидку, не вдевая рук в рукава, а закидывая рукава вокруг шеи. На весь аул был один волжаг. Его одал¬живали тому, кто выезжал по какому-либо делу из се¬ления.

Обычной верхней одеждой была овчинная шуба. Днем ее носили на себе, а ночью использовали в ка¬честве одеяла, укрываясь ею. Женское платье имело тесный, облегающий лиф, а от талии вниз заметно расширялось (видимо, влияние одежд, носимых на плоскости, или, может быть, азербайджанских). На го¬лове женщины носили чухту — своеобразный чепец, в который были забраны волосы, чаще всего из черной ткани, а поверх него чабу — обязательный большой платок — шаль.

По преданию, однажды уцмий приказал доставить из всех мест своего владения ключевую воду. По его определению, самой мягкой, приятной и легкой оказа¬лась вода из с. Санчи. Тогда он повелел, чтобы каж¬дая семья селения по очереди ежедневно носила ему воду оттуда. Отсюда название родника -  «Уцмила иниц» (родник уцмия).

Шиляги

Предание гласит, что проход в Шиляги через местность Межгила-капу был некогда перегорожен сплошной оборонительной сте¬ной из камня, преграждавшей доступ к селению.

На хуторе Гурмыш жил его владелец — Султан-бек. Однажды мимо хутора проезжал уцмий и увидел пасущуюся красивую лошадь Султан-бека. Уцмий предложил ему продать лошадь — Султан-бек отка¬зался. Когда домогательства уцмия стали чересчур настойчивыми, Султан-бек ответил: «Мои сыновья не хуже тебя, они также хорошо могут ездить на этой лошади». Тогда уцмий подослал своих нукеров, и те угнали у Султан-бека и овец, и лошадь. Султан-бек обратился за помощью к шилягинцам, и те помогли ему угнать овец уцмия с горы Кади-дубура.

Уцмий неоднократно пытался обложить данью катаганов (население Верхнего Кайтага), в их числе и шилягинцев. Но когда являлись его сборщики дани, их прогоняли.

Позднее кайтагский владелец Джамав-бек попы¬тался использовать для подчинения Шиляги военные части царской армии. Он предъявил шилягинцам ультиматум: «Или станете моими лагами, или я при¬зову царские войска». Это была серьезная угроза для всего Верхнего Кайтага. Джамав-беку удалось взять верх над катаганами. С помощью царского отряда Шиляги был взят, разрушен, многие шилягинцы были убиты или ранены. С тех пор от старого аула остались одни раз¬валины, заметные и теперь. Нынешний Шиляги пост¬роен на новом месте.

 

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью