Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       
Реклама
южная завезда
Главная Общество Мужество и героизм на века

Мужество и героизм на века

16 августа 2012 года
Мужество и героизм на века

Из искры возгорелось пламя (к 93-й годовщине Ая-Какинского сражения)

Отмечая огромное историческое значение второго антиденикинского  восстания трудящихся Дагестана, А. И. Микоян в своем приветствии в день 5-летия установления советской власти в Дагестане писал: «В тяжелые дни, когда белые полчища Деникина занимали один за другим подступы к пролетарской столице – Красной Москве, дагестанские народы – эти славные горные орлы - оказали величайшую помощь загнанным в контрреволюционные тиски русским рабочим и крестьянам. Народы Дагестана подняли знамя всенародного восстания в тылу Деникина. Они открыли ему новый фронт, отвлекали его силы, помешали продвижению его банд на Советскую Россию» (газета «Красный Дагестан», 10 апреля 1925 года).

Американский ученый Чемберлен, друг Советской России, занимавшийся историей Советского периода, писал:
«Свирепое восстание, разразившееся в горном Дагестане, поглощало большое количество войск, которые были крайне необходимы для нанесения удара на Москву.

Это стало одним из самых разрушительных и мятежных движений, которое подорвало и дезорганизовало белый тыл».
В. И. Ленин восторженно встретил весть о вооруженном восстании в Дагестане. «На Кавказе ярким пламенем горит восстание против Деникина»,  - писал он в обращении «К товарищам красноармейцам». А в речи, с которой выступил 24 октября 1919 года, отмечал: «Мы имеем сообщение о событиях на Кавказе, где горцы, доведенные до отчаяния, бросились в наступление и обобрали полки Шкуро, отняв у них винтовки, другое снаряжение».

После подавления июльского восстания в Дагестане установилась военно-политическая диктатура. Деникинские палачи и местная помещичье-белогвардейская реакция начали поход в округа, где население не признавало власти оккупантов.
Поход в горы сопровождался кровавыми насилиями и грабежами, поджогами и разрушениями аулов.

Оставшиеся на свободе члены подпольного обкома РКП (б) Д. Коркмасов, М. Хизроев,С. Габиев, П. Ковалев, Г. Саидов ушли в горы. Они обосновались в селении Леваши Даргинского округа и наладили связь с группами в городах и округах.

Подпольный обком возобновил свою деятельность: он принял решение в кратчайший срок поднять народные массы на вооруженное восстание против деникинцев и установил контакт с шейх уль-исламом Али-Гаджи Акушинским.

На расширенном заседании обкома партии с участием руководителей повстанческих отрядов были образованы Военный Совет и Штаб обороны. Они обратились с призывом к восстанию и объявили в аулах Дагестана мобилизацию. Каждые десять дворов должны были выставить по одному бойцу с оружием и обмундированием, причем содержание бойца ложилось на девять остальных дворов. К 20 июня в республике насчитывалось до двух тысяч повстанцев.

16 июля от имени почетного председателя Военного Совета и Штаба обороны шейх уль-ислама Али-Гаджи Акушинского в газетах было опубликовано заявление, в котором он предъявил деникинскому командованию ультиматум – очистить Дагестан, которое было отвергнуто.

17-18 июля по приказу Военного Совета повстанческие войска, собранные в селении Леваши, перешли в наступление на Темирхан-Шуру.

Оно шло по двум направлениям: первое – Леваши – Кака-Шура – Дургели – Н. Дженгутай – Темирхан-Шура, второе – Леваши – Дуранги – В.Дженгутай – Темирхан-Шура.

Задача заключалась в том, чтобы освободить областной центр и, укрепившись в нем, разгромить противника.
Повстанческие войска достигли Н.Дженгутая, нанеся врагу серьезные удары, однако дальнейшее движение  было приостановлено.

Силы противника здесь втрое превосходили армию повстанцев.

Восстанием были охвачены Маджалис и Дербент, Самурский, Хюрикский, Табасаранский и Кизлярский округа, а в Хасвюртовском округе был организован крупный партизанский отряд  во главе с З. Батырмурзаевым.

В помощь Дербенту и Маджалису из Левашей был послан отряд из 600 партизан во главе с Абдуллой – сыном Али-Гаджи Акушинского и Кара Караевым.

Но первый этап всенародной борьбы против деникинцев не принес победы повстанцам.

Деникинцы, опираясь на помощь англичан, попытались силой привести горцев к повиновению. Только за один день белые подвергли артиллерийскому обстрелу и воздушной бомбардировке сорок крупных аулов, учинили зверскую расправу над жителями сел. Губден, обратив в развалины около 700 строений и убив почти 300 человек. Насилия и издевательства над людьми не прекращались. Поборы и контрибуции окончательно разорили их.

Ко всему, 4 августа 1919 года полковник Халилов по указанию Деникина издал приказ о мобилизации горцев от 19 до 40 лет в Добровольческую армию для борьбы против советской власти.

Все они считались обязанными служить до прекращения военных действий.

В Дагестане учреждались военно-полевые суды, и в приказе о мобилизации говорилось: «Если кто-нибудь уклонится от его выполнения, то будет караться по законам военного времени вплоть до смертной казни».

Чтобы обеспечить выполнение приказа, в Гунибе, Хунзахе, Дешлагаре, Касумкенте, Маджалисе были размещены по 2-3 сотни казаков.

В Дагестане было объявлено военное положение.

Халилов издал указ и о возвращении земель, скота, овец и другого имущества, отнятых раньше у богатых и переданных бедным.

Тогда, несмотря на нехватку оружия, боеприпасов и продовольствия, в тылу Деникина начался второй этап всенародного антиденикинского восстания.

Во всем Дагестане развернулась подготовка к восстанию. Особенно успешно шла эта работа в Даргинском округе. За несколько дней до установленного срока мобилизации О. Османов и Р. Нуров  созвали тайное собрание  представителей Цудахарского участка. Вопрос о предстоящем восстании обсуждался неоднократно, высказывали разные предложения, однако конкретное решение не было принято.

Несмотря на отсутствие грамотных руководителей и военных специалистов, здесь, в Буртани, вырабатывается план восстания, по которому после отказа дать всадников цудахарцы обезоруживают казачьи гарнизоны, арестовывают представителей власти, предавших народное дело, и движутся со всеми всадниками на Леваши, чтобы освободить находящегося под домашним арестом Али-Гаджи Акушинского и других заключенных.

После этого решения съезд закрылся, но делегаты остались в Цудахаре, чтобы на другой день лично убедиться в том, как решения съезда будут выполняться.

Решение цудахарцев было доведено до начальника округа полковника Магомедова. Он с вооруженным отрядом направился через Хаджал-Махи в Цудахар. И здесь Абдусалам Магомедов потребовал от своих односельчан выставить людей для борьбы с восставшими. В случае  отказа он угрожал разгромить аул. На сходе выступили делегаты Буртани-Махинского съезда и от имени общества категорически отказались выполнить требование полковника. «Умрем в борьбе, - заявили они, - но не будем воевать против большевиков, они нам ничего плохого не сделали».  Полковник решил расправиться с «бунтарями». Но хаджалмахинцы, взявшись за оружие, окружили и разоружили его отряд. Магомедову еле удалось спастись бегством с помощью богачей. На следующий день отряды всех цудахарских сел разгромили левашинский гарнизон белоказаков, освободили Али-Гаджи Акушинского из под домашнего ареста. В итоге собравшиеся партизаны создали Штаб обороны, в руках которого была сосредоточена вся военная и гражданская власть. Председателем Штаба обороны был избран О. Османов, его заместителем по военной части – Р. Нуров, по гражданской – Ш. Курбанов, секретарем – К. Баркуев. Штаб обороны проводил мобилизацию, арестовывал сторонников Деникина, смещал старых начальников.
Так Леваши стал одним из первых крупных центров по организации восстания трудящегося Дагестана против Деникина.
«С этого дня, - пишет О. Османов, - к нам сотнями потекли люди: и вооруженные, и без оружия, и молодые, и старики, и мужчины, и женщины. На третий день у нас было уже около двух с половиной тысяч человек. Мы назначили командиров сотен и двух начальников фронтов: Дешлагарского – Газимагомеда и Кизил-Ярского - Омара Качага. Во время собраний, которые проходили на открытом воздухе, беспрерывно кричали: «Мы не можем больше терпеть! Ведите нас в бой».
 С занятием повстанцами Леваши деникинцы потеряли важный центр управления и связь с гарнизонами в Кумухе, Гунибе, Хунзахе. Они обосновались в Дешлагаре (Сергокала), решили снова занять Леваши, освободить арестованных солдат, офицеров и подавить восстание.

Генерал Попов отдал распоряжение полковнику Лаврову перейти в наступление через Мекегинский перевал и занять Леваши. Одновременно полковник Шакали издал приказ в помощь Дешлагарскому гарнизону перейти в наступление Гунибскому и Хунзахскому гарнизонам через Куппинский перевал.

Деникинцы шли по долине без флангового и тылового охранения. Вовсю играл полковой духовой оркестр. Шли медленно, чинно, без суеты, гарцуя под оркестр, хотя они знали, что здесь притаились повстанцы, укрепились и подготовились к бою. Не знать этого не  могли, потому что на этом месте была  уничтожена их разведка. Шла психическая атака на дикого горца.
Они говорили: «Вот мы какие, посмотрите. Мы не боимся вас и сотрем в порошок». Впереди шли офицеры. Их золотые погоны поблескивали под солнцем. В зубах папиросы, и дым над головой.

Замерли повстанцы. Командиры партизан передавали по цепи, чтобы не испугались, подпустили близко, ждали команды, прицеливались спокойно и не поддавались панике. Они знали, что от первого боя зависит многое. А командование деникинцев было уверено, что необученная масса не выдержит натиска и побежит. Спустившись к речке, открыли интенсивную пулеметную стрельбу и пошли в атаку. Но партизаны приняли бой с большим хладнокровием: ни один человек ни на шаг не отошел. Вместо ожидаемой паники и беспорядочного бегства деникинцы  встретили четкий, дружный губительный огонь. Это обескуражило их, они поняли, что здесь партизаны будут вести сражение не на жизнь, а на смерть. В то время, как часть повстанцев обстреливала деникинцев, преграждая им путь через Мекегинский перевал, партизаны из сел. Урахи и Ванаши-Махи заняли высоты в тылу отряда Лаврова и открыли огонь по его обозам. Отряд Лаврова оказался в полном окружении, попытки продвинуться вперед или отступить назад не увенчались успехом.

Отряд вынужден был заночевать на Мекегинском перевале, выставить сильные заслоны со всех сторон. Всю ночь с 23 на 24 августа продолжалась перестрелка.

Прибывали все новые и новые отряды партизан из селений. Первым подошел отряд цудахарцев около 200 человек под руководством Хабибулы Шапиева. С ними прибыл Штаб обороны, который разместили там, где находился штаб мекегинских партизан во главе с О. Османовым и Р. Нуровым. За ними  стали подходить другие отряды.

Самым большим был отряд Али-Гаджи Акушинского - около четырехсот человек. Все эти отряды были расставлены Штабом обороны на наиболее опасных и слабых местах. Также подошли партизаны из соседних урахинских селений и расположились в тылу врага. Собралось уже больше двух тысяч человек. Безоружным подросткам, женщинам О. Османов приказал вооружиться палками и занять вершины гор, где они могли показаться вооруженными отрядами.

24 августа бой начался с раннего утра. Плохо вооруженные повстанцы с обнаженными кинжалами  в руках стали тесным кольцом сжимать противника. Примерно к трем часам дня партизаны израсходовали уже последние патроны, к тому же среди них распространились слухи о продвижении большой подмоги отряду полковника Лаврова. Стремясь поскорее закончить сражение, партизаны все как один, с кинжалами в руках бросились на вооруженных до зубов деникинцев.
Особенно большой погром, вернее резня, случилась на маленькой возвышенности, где теперь воздвигнуто здание АПК имени Сулейманова. Здесь было столько убитых, что после сражения деникинцы отсюда два дня уносили трупы в каньон, заполнили его и засыпали. Не меньше их было в чахимахинском каньоне у дороги. Там нашли смерть не меньше ста человек.

Удирающие под напором наступающих партизан с мекегинской стороны, зажатые с правой стороны огнем урахинских партизан, а с левой - хаджалмахинцами, не находя выхода, бросились в каньон и там погибли.

Очень немногим удалось спастись из Ая-Какинской «долины смерти», как ее называли сами деникинцы. Партизаны догоняли их на лошадях и рубили саблями. Гнались  за ними до самого Дешлагара. Спаслись, наверное, не больше пятидесяти человек: и то потому, что не бежали по дороге, а спрятались в лесу, отсиделись там и ночью ушли.
Какие же были потери со стороны повстанцев? В наших источниках нет данных о погибших по селениям. Согласно очерку Арсланбекова Б.М., около 70 человек только лишь из Мекеги. Были селения, где погибло 10-15 человек, даже из маленьких селений Джангамахи, Чуни, Кутиша, Хахинта, Хаджалмахи, Тебек, Цудахар, Усиша и из моего маленького селения Гуладтымахи погибло 5 человек.

Я думаю, не меньше 80 человек погибло из Акуша и Сургинского участка, возглавляемого Али-Гаджи Акушинским, т.к. на участке этого сражения было больше всего человек - 500.

Некоторые товарищи, узнав, что я пишу об истории и современности Леваши, спрашивают: «Были ли из Леваши участники и погибшие?» Да, были и те, и другие.

Откроем книгу Абдусамада Далгата «Страна революционной героики».

В истории гражданской войны в Дагестане заметное место занимают Леваши. Здесь выковывалась боевая интернациональная дружба народов Дагестана. Здесь проходили краткую военную выучку отряды и группы даргинских, лакских и аварских партизан, направляющихся на фронт в дни июльского восстания против Деникина и в последующий период упорных боев с белогвардейцами. Леваши были центром единения всех революционных сил Дагестана. Здесь проводили активную организационно-политическую работу многие известные большевики и революционеры, был образован политсовет партии, Совет обороны Северного Кавказа и Дагестана, административный центр Дагестанского округа, где выступал на съезде бедноты Г.К. Орджоникидзе.

Левашинцы принимали активное участие не только в АякаКинском  сражении, но и против банд Гоцинского и Тарковского на Дженгутайском фронте, и против Бичерахова под Манасом. Были с красноармейцами в Астрахани, сражались под руководством  своих командиров Мусы Карабудагова, Магомеда Исаева (тесть М.-А. Магомедова), Данка Ахмеда и других.
Свое мужество и отвагу показали Абдулла Магомедов, Баганд Халдузов, Чатайла-Баганд Магомедов, Гусейн Гаджиев, Кадиомар Уржуриев, Омар Шихуев, Гасан Мусаханов, Иса Алиев, Гаджимагомед Васкаев, Магомед Юсупов, Магомед-Чанкала Исаев, Ицила Али, Гаджимагомед Кундуков, Магомед Ибрагимов, Исакади Тубуков, Магомед-Али Магомедов, Магомед-Ухъяна Алиев (дедушка президента М.-С. Магомедова), Хамис Ханапиева, Алла-МяхI Алиев, Шапи Сулейманов, Магомед Ханбагомедов, Нурмагомед Раджабов, Айдемир  Алиев, Абдулмеджид Магомедов, Гасан-Юсупла Ибрагимов и другие.

Многие левашинцы отдали свои жизни в борьбе за счастье своего народа, за советскую власть. Народ бережно хранит в своей памяти имена отважных земляков: Мусы Карабудагова, Идриса Сурхаева, Кабули Исаева, Эгала Ибрагимова, Баганда Даудова, Гасана Омарова, Газимагомеда Магомедова, Газимагомеда Сутахова, Курбана Магомедова, Каймасаза Алиева, Магомеда Алиева, Магомеда Курбанова, Ахмеда Омарова, Магомеда Баркаева, Шамиля Алиева. Они достойны того, чтобы имена их были известны всем.

Активное участие в революционных выступлениях левашинской бедноты принимали братья Чантуевы - Иса и Магомед. В 1919-1920 годах в доме Исы находился подпольный обком партии. У него жили и члены обкома Б. Шеболдаев, С. Казбеков, М. Далгат.

Пулеметчик Магомед-чанкIала  Исаев в одном из сражений у Дженгутая, попав в кольцо вражеского окружения, поставил пулемет на пригорок и, в упор расстреливая деникинцев, остановил их и погнал вниз, дав возможность  партизанам атаковать противника и на его плечах ворваться в аул. В свое время этот бесстрашный пулеметчик был представлен к награждению орденом Боевого Красного Знамени. В период подавления контрреволюционного восстания в горах в 1920-1921 годах многие левашинцы во главе со своим прославленным вожаком М. Карабудаговым ушли в партизанский отряд А.Багатырева и вместе с мекегинцами и урахинцами составили его боевой костяк.

Особое место в истории борьбы горцев за власть Советов занимает прославленный герой гражданской войны Муса Карабудагов, командир партизанского отряда, боровшегося против деникинцев, член Порт - Петровского ревкома, политический комиссар даргинского партизанского отряда. Пал смертью героя в рукопашной схватке с врагами при подавлении восстания Гоцинского в в 1920 году.

Весной 1920 года левашинцы укрыли у себя и тем самым спасли председателя обкома партии Б. Шеболдаева и члена обкома М. Далгата. Когда отряд турецкого полковника Казим-бея ворвался в помещение обкома партии и Совета обороны, двое бойцов из отряда Г. Далгата, сторожившие дом Чантуева, загородили собой узкий коридор и задержали на время нападавших, дав возможность М. Далгату скрыться. Левашинцы Хаджал-Али и Айшала Магомед, дома которых находились рядом с обкомом партии, подвергая себя опасности, укрыли спрыгнувшего на их крышу Магомеда и спрятали его.

Несмотря на угрозы нападавших поджечь его дом, Хаджал-Али не выдал его. В доме другого левашинца укрылся Борис Шеболдаев. В сражении под Ая-Кака храбрость, бескорыстие и отвагу показали почти все представители сел и хуторов Даргинского округа. В руки победителей попали 6 орудий, 37 пулеметов и фактически все оружие, которым был вооружен карательный полк, много патронов и снарядов.

Вспоминает О. Османов: «Из Левашей за мной приехал посланник. Напоминали, что из Гуниба идет гарнизон и только куппинцы защищают Леваши. Этого было недостаточно. Еду в Леваши и на месте узнаю положение. Посылаю Нурову просьбу выслать пятьсот человек. Он быстро собирает отряд, и я направляю его в Куппа. Опять бой, и не менее жестокий, чем под Ая-Кака. В узком ущелье Куппинского перевала гунибский гарнизон был остановлен и обращен в бегство. Остатки его были отброшены с Красного моста. После этой победы разослали в Кайтаг, Гуниб, Казикумух отряды, снабдив их даже артиллерией. С помощью местных жителей эти отряды  выгнали деникинцев из всех горных районов. Собралось даргинское народное собрание. Сделано это было не в Акушах, как обычно, а Левашах.

Единогласно вынесли решение: не быть по-старому. Такого крупного поражения в Дагестане Деникин еще не терпел. Разгром в Ая-Кака и на Куппинском перевале послужил сигналом к всенародному восстанию в Дагестане против деникинских войск. АякаКинская битва является одним из самых крупных сражений в истории партизанского движения в годы Гражданской войны на юге России. Эта победа сыграла важную роль в мобилизации всех повстанческих сил и наложила отпечаток на весь ход последующих боев в тылу деникинской армии. Вооруженное сопротивление горцев отвлекало крупные силы Добровольческой армии от планов наступления на Москву. Для подавления восстания Деникин должен был перебросить сюда большие военные соединения и тем самым ослабить московское направление.

«Дагестанские горцы, - говорилось в одной из телеграмм Оржоникидзе, - продолжают наседать на Добровольческую армию и принуждают Деникина тем самым снимать лучшие части с фронта». В Левашах Серго Орджоникидзе встречался со знаменитым ассистентом Н. И. Пирогова Муртазали Гаджи Бутринским. Внимание наркома горец привлек тем, что за свой счет содержал в своем доме небольшую больницу для красных партизан. Встречался Муртазали почти со всеми руководителями августовского восстания дагестанцев против добровольческой армии Деникина.

Особенно приятельские отношения имел с Джалалудином Коркмасовым и Алибеком Тахо-Годи. Его жизнью интересовались писатели Эффенди Капиев и Роман Фатуев.

Кроме того несколько очерков о его жизни и деятельности написал и Булач Гаджиев. Проездом в Гуниб в Леваши отдыхал и Всесоюзный староста М. И. Калинин. Дом, где они остановились, принадлежал красному партизану Исе Чантуеву. Сейчас на стене дома установлена мемориальная доска.

За мужество, храбрость и героизм, проявленные за установление советской власти при подавлении контрреволюционного восстания в Дагестане, Даг ЦИК от имени ВЦИК наградил особо отличившиеся партийные ячейки, участки и партийные отряды:

1.Цудахарскую коммунистическую ячейку;
2. Отряд Алибека Богатырева;
3. Аулы Мекеги и Леваши Даргинского округа;
4. Селение Унчукатль Казикумухского округа;
5. Селение Хунзах, Хариколо, Кахиб, Анди и Телетль Аварского округа;
6. Селение Дургели, кадар, Чиркей и Кумторкала Буйнакского округа;
7. Орденом Красного Знамени (тогда высший орден) посмертно были награждены Алибек Богатырев и Муса Карабудагов. После – Рабадан Нуров, Осман Османов, Мута Рамазанов, Кара Караев, Хабибулла Шапиев – Цудахар, Даитов Джамалудин – Кулецма.

К 50-летию Октябрьской революции в 1967 году были награждены орденом Ленина Али Османов (Урма) и Нуредин Гасанов (Карлабко). Орденом Боевого Красного Знамени - Исаев Магомед (Леваши) – отец Зульгижат Магомедовны, супруги Магомедали Магомедовича Магомедова, Магомед Идрисов и Магомедсалам Гаджиев (Цудахар),  Джамалудин Алиев и Багази Гаджибагандов(Мекеги), Гитинавас Гасанов (Чуни).

А также медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» и Почетными грамотами - много красных партизан из Даргинского и других округов Дагестана. Были открыты мемориалы в Ая-Кака («Абда иниз»)  Левашинского района, Ванаши дирка Сергокалинского района.

Для увековечения памяти красных партизан, погибших в борьбе за счастливую жизнь, воздвигнуты  памятники, созданы музеи в их селах, стелы на местах их захоронения. Так, в память Алибека Богатырева названы улица в Махачкале, населенный пункт в Кизилюртовском районе и АПК в сел. Мекеги, в школах сел. Мекеги и Мочох созданы музеи.
Имя Мусы Карабудагова присвоено колхозу в селении Какамахи, школе в Леваши, улице в городе Махачкале, имеют уголки Славы в школе и музее с. Леваши.

Такими же почестями пользуются имена К.Караева, О. Османова, Р. Нурова, М. Рамазанова, Х. Шапиева – в Цудахаре, Хаджалмахи и Мусульте, Н. Гасанова в Карлабко, А. Османова, М. Гимбатова - в Урма, Д. Даитова - в Кулецма.
В селении Акуша Али-Гаджи Акушинскому заново построен дом, где он жил. Дорога к нему выложена булыжником, в доме зиярат, его именем названа улица в Махачкале и мечеть на улице Насрединова.

Сегодня, когда наши недруги ведут борьбу за умы подрастающего поколения, когда идет приобщение части молодежи к совершенно чуждым нашему народу терроризму и экстремизму, события тех лет, наверное, мало кого интересуют.
Однако старшему поколению, дагестанской исторической науке необходимо напоминать и учить молодежь, говорить о  славных страницах нашей истории, чаще встречаясь, рассказывать о походах тимуридов, о «завоевателе Вселенной» Надир-Шахе, о тех, кто хотел покорить дагестанцев в двадцатых годах прошлого века, и о тех, кто пошел на нас войной в 1999 году. Чтобы все, кто придет к нам с войной, знали - Дагестан не покорялся никому и никогда. И в трудные для Отчизны времена, сплотившись, как одна семья, он встанет на защиту своей свободы, защитит свои дома и свои горы от непрошенных гостей.

Идрис Магомедович Ярахмедов,
президент общества «Возрождение» Левашинского района 

Комментарии (3)
, 29.03.2013 в 21:57

воистину дагестан не покорим гордый наш дагестан!!!!

, 01.05.2014 в 04:53

Давным-давно, лет почти 20 назад на втором этаже юрфака ДГУ, на стенде, видел фото "Выступление Калинина перед левашинцами" Стенд сняли, фото исчезло. На этот сайт попал разыскивая то фото.

, 01.05.2014 в 04:55

Да, а Магомед Чантуев - мой предок )

Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью