Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Реклама
южная завезда
Главная Общество Профессия на всю жизнь

Профессия на всю жизнь

2 августа 2012 года
Профессия на всю жизнь

Основные ценности медицины — лечение больных, облегчение их участи и сострадание — имеют древние корни, в течение тысячелетий они были востребованы неоднократно и в самых разных ситуациях. Большинство врачей усвоили эти ценности и руководствуются ими в своей клинической практике.  Магомед-Расул Гаджиевич Дациев всю жизнь следовал этим постулатам. Работая в Республиканской  клинической больнице, за годы врачебной практики он наблюдал невероятный взлет авторитета медицины, за которым последовал быстрый спад, продолжающийся и сегодня.

- Магомед-Расул Гаджиевич вы уже 39 лет в медицине. Что для вас медицина, и почему из всего многообразия профессий вы выбрали именно врач-реаниматолог ожогового отделения?

- Меня всегда интересовала эта область знаний. Я с детства мечтал стать врачом. Будучи еще школьником, я изучал статьи из области медицины. И мне в принципе все равно было, каким стать врачом, главное лечить людей. Я окончил Дагестанскую государственную медицинскую академию. Но изначально я одновременно подавал  документы  на два факультета. Я думал, в медицинский  очень сложно будет поступить, т. к. именно в этот ВУЗ всегда был очень большой конкурс. Поэтому я решил поступить на ветеринарный, а оттуда как- то удастся перейти в медицину. Но мне посчастливилось, я удачно сдал экзамен и в тот и в другой ВУЗ. Но свой выбор остановил именно на ДГМА.

- Кто повлиял на ваш выбор профессии?

- Как таковых медиков у меня в роду нет. Просто по молодости у меня были друзья медики. Они были старше меня. В студенческие годы я  с ними жил на квартире. У меня всегда была тяга к знаниям, отличался любознательностью. Эти годы не прошли даром. Общение с ними в какой-то мере поспособствовало моему увлечению медициной. Вообще медицина, очень интересная область знаний. Очень увлекательная.  

- Почему именно ожоговая реанимация? В медицине ведь много разных направлений.

- Реанимация  может и не была моей мечтой, но я хотел лечить наиболее тяжелых больных. Когда в Центральной больнице открылось реанимационное отделение, это было в 1978 году,  я сразу попросил меня перевести туда. Реанимация - лечение тяжелобольных, порой находящихся на грани между жизнью и смертью - для меня всегда казалось, что это и есть настоящая медицина. Чего нет в других направлениях данной сферы. Поэтому я целенаправленно пошел в реанимацию. Потом уже через некоторое время, когда ожоговый центр из Каспийска перевели в Махачкалу, здесь открыли реанимацию для ожоговых больных. И меня попросили стать заведующим этого отделения. Т. о., в 1991 году я начал свою работу уже в качестве заведующего реанимационного ожогового отделения. 

- Магомед-Расул Гаджиевич, у вас богатый опыт работы. Откуда черпаете знания?

- Каждые 5 лет, мы проходим курсы усовершенствования. Первоначально  я прошел специализацию в Казанском государственном институте усовершенствования врачей. Затем специализировался в Институте им. Склифасовского.  Кроме того, здесь неоднократно, в нашем медицинском институте есть факультет усовершенствования врачей. Что касается участия во всевозможных конференциях, будучи реаниматологом, как-то не удается часто где-то бывать. Потому что я не могу бросить своих пациентов. Но когда бывают местные конференции или приезжают гости из соседних стран, то обязательно присутствую. У нас здесь недавно был Всероссийский Съезд хирургов России. Также ежегодно проводятся всевозможные семинары. В Новгороде был Международный съезд комбустиологов (ожоговый специалист), там присутствовал заведующий нашим центром. Все постулаты и доктрины, принятые и обсуждаемые на этих съездах, мы изучаем здесь. Знания стали необъятными. Круговорот — одни идеи рождаются, другие отмирают. Трудно угнаться. Спасает самообразование. Нам доступны медицинские указания Всероссийского ожогового центра, т.е. о всех новейших знаниях в медицине  мы информированы - стараемся быть на уровне. Так как случаи бывают разные и в медицине до сих пор остаются нерешенные и не разгаданные вопросы.

- Значит, знания пополнялись не только из теории, но и на практике?

- А как же! Когда мы теоретические знания применяем на практике, мы видим результат, мы приобретаем практический опыт. Хотя не все теоретические знания, которые внедряются в медицину,  оправдывают себя на практике. Только практические навыки, опыт позволяют лечить больных.

- Сегодня среди больных, поступающих в ожоговый центр, больше молодежи или же взрослого населения. Какова статистика?

- Всегда больше молодежи, особенно много детей. Среди наших больных 60 % это в основном   дети до трех лет. Основные причины - ожоги кипятком. Родители где-то недоглядели, а ребенок уже с ожогом. Молодежь поступает сюда в связи с  неосторожным обращением с горючими веществами, либо после ДТП. Старики к нам поступают реже, но при этом они очень плохо переносят болезнь. Если для молодежи критический ожог -  это 60-70%, то для пожилых людей этот показатель составляет  20-30 %  поражения кожи.

- Какие медицинские рекомендации, научные труды  были изданы вами за годы вашей практики, которые в последствие  были признаны медицинской общественностью?

- Получая  квалификацию,  мы обязательно должны квалификационной комиссии предоставить  несколько статей, написанные нами в течение этих 5 лет. Да и не только статьи,  у нас есть и  свои разработки в нашей области. Вот у меня, к примеру, 2 изобретения. Одно изобретение на  выставке медицинских технологий в Сочи получило  серебряную медаль. Это кровать для ожоговых больных. В создании этого изобретения  помимо меня принимали участие заведующая ожоговым отделением и мой брат - инженер, который воплотил наши задумки в жизнь. Мною написаны методические указания, множество статей - как итоги моих наблюдений, практических навыков. Например, из последних – « Осложнения ожоговых больных пожилого возраста», «Анализ летальности пациентов пожилого возраста». Они все опубликованы в  муниципальной печати.

- Во многих учреждениях проблема нехватки специалистов. А в вашем отделении как обстоит с этим дело?  Насколько популярна эта профессия среди молодежи?

- Нельзя сказать, что эта профессия привлекательна. Не все молодые специалисты выдерживают. Иногда поступают такие тяжелобольные, что даже схватиться не за что. В итоге к нам  попадают единицы из молодых специалистов. В хирургическом отделении, там, где лечатся локальные ожоги,  есть молодые специалисты. Молодежь из медицинских профессий  больше привлекает гинекология, хирургия.

- Молодые специалисты часто обращаются к вам за помощью?

- Конечно. В силу своего богатого опыта, я консультирую их, вместе обсуждаем   возникшие проблемы.

- Поговорим о состоянии сегодняшней медицины, применительно к вашей профессии. Какие достижения уже есть, и какие проблемы остались нерешенными?

-  Сегодня медицина находится на стадии модернизации. Предполагаются, что выделят крупные денежные средства из бюджета.  Но наведен только внешний лоск, а на самом деле проблемы глубже и решения их еще не найдены. Но главное лед тронулся. Сдвиги есть, но хотелось бы, чтоб перемены скорее наступили. На сегодня одной из главных проблем остается - острая нехватка современной специализированной аппаратуры, позволяющей осуществлять круглосуточный мониторинг основных жизненно важных параметров пациентов, проводить реанимационную и интенсивную терапию больным в остром периоде ожоговой болезни (ожоговый шок и острая ожоговая токсемия). В ожоговом отделении должны быть специальные кровати «клинитрон».  За счет эффекта "плавучести" в результате равномерного распределения давления на тело больного уменьшаются болевые ощущения, а обдув сухим стерильным воздухом с регулируемой температурой в диапазоне 26-40 градусов С способствует заживлению ран. У нас есть подобная кровать, но, к сожалению, в единственном экземпляре и то подаренная спонсором. К сожалению, она уже  вышла из строя. Самое ценное в мире - это здоровье человека. Люди, которые заботятся о здоровье нации, это врачи, а как заботиться, когда нет всех необходимых условий.

-Магомед-Расул Гаджиевич, у вас за плечами определенный жизненный опыт. Оглядываясь в прошлое, вы можете сказать, что довольны всем, ни о чем не жалеете...?

- Даже сейчас, имея возможность, я не хочу уходить из медицины, но уже возраст берет свое. Уже трудно работать, но я люблю эту работу.  Скорее всего, я не поменял бы эту профессию. Если бы мне удалось начать жизнь заново, я бы начал еще более энергично, например, занялся бы медицинской наукой.

- На ваш взгляд, когда было легче в медицине, в те советские годы или же сейчас, в условиях 21 века?

- Особой разницы я не чувствую. Но сейчас требования к врачам более строгие, чем тогда.  В научном плане здравоохранение шагнуло вперед, но в каких-то моментах мы остались позади.

- Ваши заслуги в области медицины отмечены руководством республики. Я знаю, что вы удостоены звания Заслуженного врача Дагестана. Положа руку на сердце,  можете сказать, чего бы вам еще хотелось ?

- Мне уже 70 лет. Хочется и дальше работать, но уже чувствую, что мне  сложнее работать. Работа очень напряженная. Хотелось бы остаться в медицине, но  работать уже в более спокойной обстановке. Я бы поработал еще настолько, насколько хватит  сил, но хочется уже и отдохнуть.

- А не хочется посвятить себя научной работе, передать свой опыт молодому поколению?

- Такое желание есть.  Я бы с удовольствием поработал в медицинском ВУЗе. Посвятил бы себя преподавательской деятельности.

Беседовала Жаният Хасаева
 

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью