Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
Реклама
южная завезда
Главная Общество Время дилетантов уходит

Время дилетантов уходит

22 декабря 2011 года
Время дилетантов уходит

В эти декабрьские дни в центре внимания политиков, представителей общественности, всех наших соотечественников итоги выборов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ шестого созыва. Уже известны окончательные результаты. Победу на этих выборах в очередной раз одержала правящая партия «Единая Россия». Улучшили свое представительство в нижней палате парламента страны еще три политические партии – КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР.

Казалось бы, все участники избирательного процесса (за исключением тех партий, которые не преодолели 7 % барьер) должны быть довольны итогами выборов. Но вот особой радости не чувствуется. Более того, в обществе в эти дни активно обсуждают массовые грубые нарушения, негатив, связанный с фальсификацией итогов выборов, применением административного ресурса. Причем, обо всех этих фактах недовольства громко заявляют на митингах в разных городах страны.

Что же происходит? Почему итоги выборов вызвали такую реакцию?

И таких вопросов за последнее время накопилось немало. И, разумеется, все это не может не вызвать серьезную обеспокоенность у представителей власти, политических партий и всего общества.

Эпоха накопления негативной энергии

Независимые эксперты–политологи утверждают, что причин этому немало. Прежде всего, эти протестные настроения связаны с тем, что проводимые экономические реформы не отвечают интересам большинства населения. В результате в обществе в последнее время обострилось чувство социальной несправедливости и неуверенности в будущем.

Александр Хлопонин считает, что на посты парламентариев  порой выдвигали  далеко не по компетентности или способностям: отправляли туда по разным мотивам, когда власть хотела избавиться от какого-то человека, или просто на пенсию. Впрочем, он при этом отметил, что не может в полной мере обвинить самих депутатов в чем-то, так как «особых задач перед ними еще не ставили…».

Политолог Михаил Ростовский уверен в том, что нынешняя эпоха – это новый период накопления негативной энергии. Эмоциональный подъем в обществе после прихода Владимира Путина к власти в 2000 году – это сегодня далекое воспоминание. Главные тенденции в политической жизни – это, как и в Брежневскую эпоху - цинизм  и неискренность.
При Леониде Ильиче под аккомпанемент сладких речей о «нерушимой дружбе братских народов» между союзными республиками обозначились трещины. Сейчас сладких речей меньше, а трещин больше.

При Брежневе возрастающие экономические диспропорции гасились с помощью вливания в народное хозяйство легких нефтяных денег. За счет этого финансировались масштабные имиджевые проекты и создавалась иллюзия движения страны вперед.

Сходство полное. Разница только в одном. При Брежневе о нефтегазовом крене нашей экономики стыдливо молчали. Сегодня лозунг «давайте слезем с нефтяной иглы» - это практически государственная идеология. Но пока это модернизация выражается лишь в строительстве новых офисов и гостиниц.

Общество не может бесконечно долго существовать в состоянии идеологического вакуума. То же самое относится и к процессу деградации экономики из-за административного прессинга. Рано или поздно мы окажемся «в новом 1985 году» - точке во времени, когда откладывать реальные изменения будет уже невозможно.

В мире все достаточно сложно. В этом каждый из нас убеждался за последние годы не раз. А если взять проблемы демократизации российского общества в целом. Есть ли уверенность в том, что путь, по которому мы идем, единственно правильный? Как быть с демократическими процессами, в которых должны главенствовать честные выборы?

Демократия, как образ жизни

По мнению экспертов, в моменты крупных исторических поворотов – а Россия уже на протяжении четверти века, несомненно, переживает такой поворот – политикам, оказавшимся на гребне волны, нередко кажется, что все возможно. Надо только разработать идеальный проект преобразования и проявить волю к его реализации. Возникает видимость того, что на руинах старорежимных институтов и ритуалов, решительными действиями участников процесса формируются совсем иные институты и ритуалы.

Однако вскоре дает о себе знать громадная сила исторической инерции. Казалось бы, канувшие в лету стереотипы политической культуры и соответствующие им институциональные структуры и социальные практики вновь прорастают сквозь оболочку демократических нововведений. Все это пробуждает задуматься о таком демократическом проекте для России, который строился бы на основе анализа глубинных социокультурных процессов развития российского общества.
А это значит, что концепция демократии, как образа жизни, позволяет нам, политологам, глубже осмыслить проблему национальной специфики форм политического правления. Ведь особенности политического развития любого общества наиболее четко проявляются в образе жизни и политической культуре граждан, в общепринятых нормах отношения к структурам власти.

В разных культурах соотношение элементов связки «индивид-социум» оценивается по-разному: в либеральной западной традиции  акцент делается на свободе личности, тогда как в большинстве восточных стран приоритет отдается социуму. Поэтому, по мнению экспертов, попытка навязывать либерально-западные критерии демократии странам с иной культурой вызывает реакцию отторжения.

Мировая практика однозначно свидетельствует о том, что единого стандарта демократии нет и, не может быть в принципе - слишком широк диапазон критериев демократического образа жизни в зависимости от конкретной исторической среды. Американский политолог Б. Барбер в этой связи пишет: «Целью тех, кто стремится к демократическому миру, должна быть не «демократия» в единственном числе по американской или какой-либо другой модели, а множество «демократий». Он подчеркивает, что на том же Западе существуют различные демократические практики. Если в США во главу угла ставятся индивиды и их права, то в Швейцарии «свобода коммуны всегда была превыше прав частной собственности», и «швейцарские политические институты разительно отличаются от радикально индивидуалистических американских».
По словам ученых, в конце концов решающим критерием демократии является не устройство политических институтов, а то, в состоянии ли они найти и применить адекватные национальным традициям и культуре способы аккумуляции и выражения многообразия интересов и устремлении общества. А по институциональной структуре, методам деятельности, системным связям «демократии», выражающие в разных социокультурных средах, обязательно будут различаться.
Факт остается фактом, в нашей стране демократия все еще находится в начальной стадии формирования. Однако нельзя забывать, что Россия втянута в процессы глобализации, и специфические проблемы становления отечественной демократии не могут быть решены в логике старых представлений. Их надлежит осмысливать в складывающейся системе координат современного понимания демократии. При этом новые идеи и опыт должны восприниматься через призму социокультурных особенностей России, четко выраженной антикомичности ее общественно-политической жизни.

Отличительная черта нынешнего этапа в политическом развитии России – глубокий кризис либеральной модели демократии. Оказавшись у власти в начале 1990-х гг., радикалы-либералы попытались воспроизвести на российской почве западную версию этой модели. Эксперимент не удался, дискредитировав и либерализм, и саму идею демократии. Едва возникнув, демократические институты оказались заложниками государственно-бюрократических, олигархических и криминальных структур. За демократическим фасадом скрывались плановые интересы правящей элиты, радеющей не столько о благе общества, сколько о собственном благополучии и наживе. Еще не вставшая на ноги молодая российская демократия стала задыхаться под прессом государственно-бюрократического и финансово-олигархического корпоратизма.
По мнению ученого Михаила Горшкова, политическая модернизация нынешней России представляет собой подготовленный демократическим движением конца 1980-х – начала 1990-х гг. переход российского общества от советского конституционного строя к строю демократическому. Очевидно, что процесс модернизации политической системы России еще не завершен.

Несмотря на масштабность произошедших за последние двадцать лет изменений в политической жизни страны, посткоммунистическая Россия до сих пор может характеризоваться как общество «переходного типа». Причем, перспективы эволюции  такого общества  в направлении демократии представляются весьма неопределенными. В числе главных препятствий развитию демократии в России эксперты все чаще называют не только власть, но  и само общество, которое якобы в ней разочаровалось. Однако исследования последних лет, причем разных социологических центров, свидетельствуют о том, что ситуация с демократией в России и ее восприятием населением страны выглядит не столь однозначной, одномерной и безысходной, как это иногда представляется.

Более того –  демократия исключает режим личной власти, любой культ – и тот, который обошелся нам в миллионы человеческих жертв, и тот, некровожадный, но тщеславный и властолюбивый.

Необходимо менять систему управления

Говоря о новом мышлении, главным образом, почти всегда, имеется в виду  политическое мышление. Но проблема шире: у нового мышления есть свои социально-психологические предпосылки. Новое мышление в планетарных масштабах – это прежде всего замена повсюду количественных категорий качественными. Важен не просто вал, а производительность труда и качество продукции; не просто рождаемость и стабильность брака, а качество семейной жизни. Человек становится при этом не только средством и условием эффективного производства, но и высшей, конечной целью экономического и социального развития. Интенсивное развитие означает внимание к индивидуальному, особенному – будь то ландшафт, этническая общность или отдельная личность.

Но интенсивное развитие требует принципиально иных методов руководства и управления. Дмитрий Медведев совсем недавно призвал россиян подумать, как реально поменять систему государственного управления – «без драматизма, но спокойно, неуклонно, твердо заниматься преобразованиями». Он выдвинул идею создания, так называемого, большого правительства или, как иногда говорят, «расширенного правительства».

Кандидат в президенты РФ Владимир Путин на одной из встреч со своими сторонниками отметил, что наша политическая система находится в процессе становления. Мы не будем принимать никаких волюнтаристических решений. Будем всегда в диалоге с общественностью, с обществом находиться. Искать такие формы, при которых наша политическая система была бы устойчивой.

По мнению Михаила Прохорова, сегодня в России нет по-настоящему независимых политических партий. А это значит, что если мы хотим менять свою страну к лучшему (а мы хотим) – «Без революций и потрясений», начинать надо не с политики, с ней все понятно. Надо менять саму обстановку, в которой живет наше общество.

За последние годы стало очевидным, что необходимо в корне избавляться от некомпетентного руководства во всех сферах деятельности. Нельзя, чтобы культурой, сельским хозяйством, образованием управляли случайные люди, обличенные чиновничьей властью, большим состоянием, а не знаниями. Это просто трагично.

Вот почему очень важно именно сейчас спокойно, без эмоций еще раз проанализировать итоги прошедших выборов в Государственную Думу, и состояние дел в нашем обществе вносить коррективы в программу дальнейшего развития политической системы страны.

 

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью