Республиканская еженедельная газета 24 мая 2014 г.
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Реклама
южная завезда
Главная Южная звезда Анатомия джихада

Анатомия джихада

17 ноября 2011 года
Анатомия джихада

В VII веке Бог открыл пророку Мухаммеду Коран. Эти откровения легли в основу новой религии и ряда процветающих и мощных империй. Коран был своего рода движущей силой. Его содержание – это феноменальный выброс интеллектуальной и религиозной энергии, которая на протяжении столетий питает одновременно культуру и общество. Так называемый «золотой век» ислама длился сотни лет. Но в XV столетии начался упадок. Ресурсы мусульманских империй были почти исчерпаны. Они начали соперничать друг с другом за территорию и влияние. Некоторые ученые утверждают, что эти внутренние раздоры были вызваны отчасти тем, что общество уже не следовало предписаниям Корана о стремлении к знанию. Вместо этого началась погоня за властью.

Ещё одной важной причиной упадка были внешние факторы, в особенности набирающая силу христианская Европа.
В этот период в исламском мире получили распространение самые разные варианты интерпретации Корана. В ответ на это возникло движение, которое стремилось возвратить исламу его былую славу. В качестве способа для достижения этой цели основателем и последователями этого течения было избрано, по их мнению, единственно верное дословное толкование Корана.

В середине XVIII века на территории нынешней Саудовской Аравии жил учёный по имени Мухаммед ибн Абд аль Ваххаб, который утвердился в той точке зрения, что если люди отошли от настоящей веры, то настала пора вернуться к истинной религии, а посему неортодоксальная интерпретация Корана должна быть запрещена. Вахаб призывал забрасывать камнями прелюбодеев, отрезать руки ворам, то есть понимал текст, написанный в раннем средневековье, буквально. Но одно дело принимать душой то, что написано в Коране, и совсем другое – воплощать это.

Строгая интерпретация священной книги Ваххаба могла так и остаться малоизвестной, если б в 1744 году он не объединился с амбициозным вождём одного из племён Мухаммедом ибн Саудом.

Целью этого религиозно-политического союза стал захват всей Аравии. В итоге покорение полуострова мечом и верой заняло около 200 лет, и в 1932 году завершилось образованием королевства Саудовская Аравия, где строгие законы ваххабизма стали государственными законами.

Однако не Ваххаб сформировал агрессивную доктрину, столь популярную в наши дни в среде террористов. Эту задачу взял на себя египетский журналист Саид Кутб, персонаж XX века, который создал на базе ортодоксальной философии Ваххаба оригинальную интерпретацию Корана, основанную на жестокости и полную противоречий.

Чтобы понять, как в сознании этого человека сформировалось  отличное от прочих мировоззрение, обратимся к событиям времени его жизни и непосредственного его биографии.

В конце Первой мировой войны все арабские земли на Ближнем Востоке были разделены между европейскими колониальными державами, которые установили там светское и зачастую деспотическое правление. Это был мир, в котором вырос Саид Кутб, родившийся в 1906 году в Египте.

В молодости Кутб не был ни радикальным, ни набожным юношей. Журналист и учёный, в 1948 году он получил рабочее задание в США. Там мирянина Кудба, воспитанного по канонам исламской морали, шокировали две вещи: во-первых, сегрегация, бросающееся в глаза расовое разделение общества, во-вторых, – раскрепощённое поведение женщин.
С этого момента Кудб, увидевший мир, погрязший «во грехе», стал придерживаться радикальных взглядов.

Когда журналист вернулся в Египет, он присоединился к «Мусульманскому братству» – политической организации, которая боролась против британского колониализма.

Ментальное перевоплощение Кутба ускорилось, после того, как в 1954 году он был арестован властями. Участниками покушения на жизнь египетского президента Насера стали члены «Мусульманского братства», идейным вдохновителем которого и являлся писатель.

Здесь в тюрьме произошла окончательная радикализация взглядов Кутба. Он уже не верил в то, что праведная жизнь в молитвах может изменить мусульманское общество. Ему казалось, для этого нужна была революция. Его интерпретация ислама стала интерпретацией религии, во вражеском окружении.

В заточении Кутб написал две своих основных работы: «Под сенью Корана» (где отказался от традиционных методов толкования священной книги, принятой на протяжении столетий) и провокационный манифест «Вехи на пути». Как и Ваххаб он считал, что только вернувшись к «истинной» вере, можно спасти ислам. Кутб также нашёл в Коране оправдание вооружённой борьбы с теми, кто мог встать на пути Учения.

По сути, писатель просто взял священный текст и сказал: посмотрите на эти строки, в которых говорится о том, что нужно делать, когда вы находитесь в осаде, в ситуации, когда идёт война между верующими и неверными. Он использовал эти тексты, чтобы оправдать насилие, то есть повернул мирную религию в «военное» русло.

Основные доводы Кутба таковы: политическая ситуация изменилась, а мусульманские власти не могут больше защитить исламский мир от внешнего воздействия. Отсюда следует вывод, что каждый мусульманин должен взять на себя личную ответственность за военный джихад. Многим такая аргументация показалась убедительной.

В 1960-е годы работы Кутба вызвали глубокий отклик в душе многих мусульман на Ближнем Востоке, которые годами страдали от колониального гнёта. Кутб воспитал целую армию исламских активистов, а также вдохновил начинавшие тогда формироваться экстремистские организации. В результате появились Усама бен Ладен и «Аль-Каида».

Наследие, которое Ваххаб и Кутб оставили исламским экстремистам в последующие десятилетия, заставит людей внимательнее изучить Коран и вызовет жаркие споры на счёт истинного значения его таинственных стихов. И ещё много раз потребуется дать разъяснение и для мусульман и для представителей других религий по поводу одного из ключевых понятий ислама, такого как джихад.

В Сунне – сборнике высказываний основателя ислама, Мухаммад говорит: «Мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому». Под «малым» джихадом понималась война с неверными, а под «великим» – борьба с собственными несовершенствами.

С поры средневековья, когда были записаны оба этих священных текста, количество видов джихада увеличилось, но в целом современные мусульманские теологии выделяют три основных вида джихада.

Первый и самый высокий вид джихада – Джихаде Акбер или Великий джихад – проповедование слова Аллаха.
«Если бы Мы пожелали, то послали бы в каждое селение предостерегающего увещевателя. Посему не повинуйся неверующим и  веди с ними   посредством   него   (Корана) великую борьбу (сура «Различение», аяты 51-52)
Но эта борьба (джихад), конечно же, бескровная, потому как она предусматривает проповедование и предшествующее ему собственное обогащение знанием.

Сделаем небольшую ремарку, сказав, что слово «знание» (с арабского «илм») и однокоренные выражения в Коране употребляются чаще остальных слов, а именно 750 раз. Таким образом, не трудно сделать вывод: что же в исламе первично?

Второй вид джихада – стремиться победить самого себя. Человек слаб, и легко вводим в заблуждение сатаной. Борьба с собственными страстями - это и есть джихад. Коран говорит: «Бойтесь Аллаха по мере своих возможностей, слушайте, повинуйтесь и расходуйте во благо са¬мим себе. А уберегшиеся от собственной алчно¬сти являются преуспевшими» (сура «Взаимное обделение», аят 16)

Дать милостыню нуждающемуся – одна из главнейших обязанностей мусульман в рамках этого джихада. В целом же он должен длиться до тех пор, пока человек не достигнет полного мира в себе и с окружающими.

Третий и последний вид джихада – Джихадe Асгер или Малый Джихад – самооборона от неприятеля. Именно на него чаще всего ссылаются террористы в обоснование своих злодеяний. Забывая при этом, что этот вид джихада оговорен в Коране рядом строгих правил и нарушение их является тягчайшим преступлением.

Действительно, читаем в Коране: «Дозволено тем,   против  кого сражаются,  сра¬жаться, потому что с ними поступили неспра¬ведливо. Воистину, Аллах способен помочь им. Они были несправедливо изгнаны из своих жи¬лищ только за то, что говорили: «Наш Господь – Аллах». В то же время, читаем дальше, это не означает ведения религиозной войны с христианами и иудеями, что как мы видели выше, происходит в целом ряде исламских стран. «Если бы Аллах не позволил одним людям защищаться от других, то были бы разрушены кельи, церкви, синагоги и мечети, в которых пре¬много поминают имя Аллаха. Аллах непременно помогает тому, кто помогает Ему. Воистину, Ал¬лах – Всесильный, Могущественный» (сура «Паломничество», аяты 39-40).

Агрессия против мирного населения или страны – это не джихад, как утверждает Коран. Убийство и похищения стариков, женщин и детей – это не джихад. Преднамеренное разрушение собственности, включая святые места любой религии, – не вписывается в рамки джихада, как не вписывается и противостояние в личной вражде. Однако каждое из этих правил ведения джихада попирается экстремистами.

На протяжении более 1400 лет Коран служил руководством для мусульман во всём мире. Однако то, что верующие находят на его страницах, зачастую зависит от их внутренней мотивации. Как и в большинстве священных писаний, в Коране есть фразы, которые можно наделить массой значений. В тексте содержится масса стихов, которые призывают верующих жить мирно и строить общество, основанное на справедливости и взаимопонимании.

«Воистину, Аллах повелевает блюсти справедли¬вость, делать добро и одаривать родственников. Он запрещает мерзости, предосудительные дея¬ния и бесчинства. Он увещевает вас, — быть мо¬жет, вы помяните назидание» (сура «Пчёлы», аят 90).  

Но другие стихи Корана повелевают мусульманам начать войну против неверных.

«Сражайтесь с теми из людей Писания, которые не веруют ни в Аллаха, ни в Последний день, ко¬торые не считают запретным то, что запретили Аллах и Его Посланник, которые не исповедуют истинную религию, пока они не станут собствен¬норучно платить дань, оставаясь униженными» (сура «Покаяние», аят 29).

И в последние годы сравнительно небольшой, но постоянно растущий процент мусульман находит в этих стихах оправдание жестокой идеологии. И здесь начинается борьба за душу ислама, которая ведётся между большинством и меньшинством. При этом последние, несмотря на свою малочисленность, существенно опаснее общей массы.

В 1988 году Усама бен Ладен сослался на один из стихов Корана: «Убивайте их (многобожников), где бы вы их ни встретили, и изгоняйте их оттуда, откуда они вас изгнали» (сура «Корова», аят 191).

Это ещё один пример того, что бывший лидер радикальной группировки, цитировавший Коран, пытался оправдать свои действия сомнительной интерпретацией понятия «джихад».

Священнослужители и учёные разных конфессий признают, что ныне покойный вождь «Аль-Каиды» использовал Коран выборочно, намеренно искажая его смысл.

Если мы внимательно прочитаем аяты Корана, на которые ссылался бен Ладен, то сразу поймём: он преподносит их особым образом. На самом деле посыл этих фрагментов куда менее воинственен. Например, стих, где говорится о необходимости взяться за оружие и покарать неверных, заканчивается призывом к примирению.

«Но если они прекратят, то ведь Аллах – Проща¬ющий, Милосердный. Сражайтесь с ними, пока не исчезнет искушение и пока религия целиком не будет посвящена Ал¬лаху. Но если они прекратят, то враждовать сле¬дует только с беззаконниками» (сура «Корова», аят 192-193).

Но смысловую концовку фундаменталисты уже не цитируют, потому как она не вписывается в их воинственную концепцию. Тем временем человек, исповедующий ислам, должен помнить: путь войны – это не тот основной путь, к которому индивид должен стремиться.

Учёные единогласно утверждают, что искажение Корана типично для радикально настроенных мусульман, которые заставляют последователей книги принять единую интерпретацию текста и жить согласно ей. На самом же деле единого толкования священной книги никогда не было и быть не может. Использование же Корана в качестве оправдания насилия лежит в основе сегодняшнего религиозного кризиса. Ислам и мусульмане проходят период аналогичный тому, который иудаизм и христианство уже миновали. Мусульманам же ещё предстоит осознать, какова связь их религиозных традиций и современного мира. А фундаментализм – это реакция на прогресс, на перемены. И поскольку они неизбежны, всегда найдутся их противники.

И дабы противостоять агрессивно настроенным личностям, превозносящим концепцию малого джихада превыше всего остального, что содержится в Коране, истинным мусульманам придётся приложить немало усилий. Общеизвестно, что ислам – религия конструктивная; в её основе лежит созидательное – но никак не разрушительное – начало. А потому мусульмане во все времена выстраивали с представителями других религий (в особенности с христианами) добрососедские отношения.

Мало того, ислам, как никакая другая религия близка христианству. Две веры и их священные писания имеют много общего. Ислам считает христиан и иудеев дружественными народами, которые верят в одного Бога. И в Коране мы находим тому множество свидетельств.

«Воистину, верующим, а также иудеям, христиа¬нам и сабиям, которые уверовали в Аллаха и в Последний день и поступали праведно, уготова¬на награда у их Господа. Они не познают страха и не будут опечалены» (сура «Корова», аят 62).
Или другой пример:

«Ибрахим (Авраам) не был ни иудеем, ни христи¬анином. Он был  единобожником, мусульмани¬ном и не был из числа многобожников.  Воистину, самыми близкими к Ибрахиму (Авраа¬му) людьми являются те, которые последовали за ним, а также этот Пророк (Мухаммад) и ве¬рующие. Аллах же является Покровителем веру¬ющих» (сура «Семейство Имрана», аяты 67-68).

В Коране также есть много ссылок на библейских персонажей.

«Вслед за ними Мы отправили Ису (Иисуса), сына Марьям (Марии), с подтверждением истинности того, что было прежде ниспослано в Таурате (Торе). Мы даровали ему Инджил (Евангелие), в котором было верное руководство и свет, кото¬рое подтверждало то, что прежде было ниспос¬лано в Таурате (Торе). Он был верным руковод¬ством и назиданием для богобоязненных» (сура «Трапеза», аят 46).

Таким образом, говорить о том, что Коран призывает верующих к войне, насилию и кровопролитию, в корне неверно. Эта книга призывает людей к миру и взаимопониманию; она говорит о том, что нужно заботиться о бедных, о нуждающихся, внимательно относиться к неимущим, бесправным и беспомощным. Это и есть основа исламского мировоззрения и морали.

Мусульманин, носящий в сердце веру в Аллаха, никогда не нарушит Его заповеди, заключённые в священной книге. И всегда, в условиях мира и войны, будет движим любовью, состраданием и милосердием.

В истории есть масса примеров, когда личность своими поступками свидетельствовала о сути мусульманской веры, тем самым привлекая к ней новых последователей. Один из достойнейших защитников и проповедников ислама был турецкий султан курдского происхождения Саладин.

В 1187 году войска мусульман под его водительством разгромили крестоносцев в битве возле Хотина, после чего захватили Иерусалим. При этом Саладин великодушно отпустил всех пленных, не причинив им вреда.

Хорошо известны и другие примеры истинно мусульманского милосердия, которое Саладин проявлял по отношению к немусульманам. Так, когда он вступил во врата только что взятой им Акры, одна местная христианка бросилась к нему в ноги и пожаловалась на мусульманских воинов, отнявших у нее сына. Саладин заявил, что не двинется с места до тех пор, пока этой женщине не отдадут её ребенка. И, действительно, вскоре мальчика нашли и на глазах султана вернули матери.

Саладин был принципиальным человеком и не позволял себе ни малейших отступлений от норм Корана. Он без нужды не казнил пленников, даже если они были жестокими рыцарями из армии крестоносцев. Возвращаясь в день сегодняшний, вспомним о тех, кто во всеуслышание заявляет, что он является «воином Аллаха». Речь о том разношёрстном воинстве, что вот уже около десятка лет обитает в лесах и горах российского Северного Кавказа. Похожи ли хотя бы отдалённо эти «моджахеды», позиционирующие себя как мусульмане, на Саладина – славного воина средневековья, вставшего на защиту народов своей страны и своей религии?

Судя по делам, наши ополченцы-джихадисты являются полной противоположностью турецкого воителя. Им не ведомы не только жалость и милосердие, но – элементарная воинская честь и благородство. Представим ли мы себе, что Саладин в одиночном противостоянии мог ударить противника исподтишка или из-за угла? Мог ли он убить охотников только за то, что они случайно вышли на его лагерь? Предал бы он смерти старика-имама за то, что тот по-иному понимает прочитанное в Коране место? Одобрил бы он взрыв смертника в гуще мирных людей? Ответ однозначный: нет.    

Так почему же тогда лесные ватаги, живущие по понятиям и движимые злобой и жестокостью, при любом удобном случае пытаются выставить себя на публику в качестве поборников веры, участников священной войны? Тем более что «святость» с их кровавыми злодеяниями никак не вяжется, а понятие «война» абсолютно не вяжется с российской действительностью, так как нет ни внешнего врага, ни предпосылок к ущемлению ислама и мусульман.

Обличить этих слуг Иблиса поможет Коран, его знание и понимание.

Нельзя запретить приверженцам радикальных взглядов читать и цитировать эту великую книгу. Вот только нелепо выглядят их ссылки на стихи Корана при обосновании террора и откровенно варварских деяний.  

Сегодня всё больше людей пытается проникнуть в суть текстов, переданных нам свыше через пророка Мухаммеда. И будущее ислама напрямую зависит от тех, кто готов тратить свои душевные силы, постигая всю многогранность сур и аятов. Истинная мудрость не может быть связана с агрессией и экстремизмом. В этом состоит глубокий смысл любой религии. И хочется надеяться, что в дальнейшем миллионы верующих, следующие заветам священной книги, привнесут в мир не насилие и нетерпимость, а гармонию и любовь.            

Висхан Халидов

Комментарии (0)
Подписка!
«Дагестанская жизнь»
Подписной индекс:
73889 - подписка на полугодие - 323 руб 46 коп
51322 - годовая подписка - 653 руб 86 коп
Фотогалерея
Доска объявлений
Интервью